Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

martian

«Грозная Красная планета», Иб Мельхиор (1959)

«The Angry Red Planet» (другие названия – «Invasion of Mars» и «Journey to Planet Four») – научно-фантастический фильм Иба Мельхиора, снятый в 1959-м году.
Иб Мельхиор – популярный датско-американский писатель, сценарист и режиссер. Во время войны служил в штатовской контрразведке (написал об этом книгу мемуаров). Он, между прочим, родной сын Лаурица Мельхиора, самого известного вагнеровского героического тенора 20-го столетия (и об отце Иб тоже написал книгу). Сейчас ему 95, но он по-прежнему, как говорится, в теме. Вот к примеру в 2008-м году по его рассказу «Гонщик» сняли блокбастер «Смертельная гонка» с Джейсоном Стэйтемом и Йеном Макшейном. Причем это сиквел экранизации того же рассказа 1975-го года выпуска, и тогда в ней снялись такие артисты как Сильвестр Сталлоне и Дэвид Кэррайдайн!
Необходимо упомянуть, что в 1964-м году Иб Мельхиор вернулся к теме Красной планеты, став сценаристом культовой кинокартины Байрона Хэскина «Робинзон Крузо на Марсе». 
Влияние Мельхиора на современную культуру как сценариста и писателя бесспорно. Причем в его активе не только захватывающая мемуаристика и зрелищная НФ, он даже как-то написал в соавторстве с женой пару книг по дизайну интерьера, можете себе такое представить?
Но если пристально рассматривать творчество Мельхиора как режиссера, тут конечно возникает некоторое недоумение.
Итак, в 1959 году Мельхиору дали 200 тысяч долларов и десять (!) дней, чтоб сделать классный фантастический фильм про Марс. 
При этом фильм стал тестовой площадкой для уникальной техники «CineMagic», прадедушки всех нынешних 3Д-эффектов, была задействована мультипликация – все наиболее сюрреалистические вставки были нарисованы от руки; потом все это склеили с живыми актерами, а сверху залакировали эффектом «соляризации»!
Получилось что-то совершенно гипнотизирующее и вместе с тем совершенно мучительное для глаз. Все это безотчетно напоминает о кинематографических экспериментах Кена Кизи и его "Веселых Проказников" в описании Тома Вульфа. Герои гуськом бродят по нарисованным джунглям, выполненным в разных оттенках оранжевого, это все как будто снято «субъективной камерой» от лица воображаемого  мандарина, при этом здорово перекликается с огненно-рыжей прической главной женской героини.
О сюжете… Ракета «MR-1» ("Mars Rocket 1"), отправленная на Марс с первой исследовательской миссией, уже считается пропавшей без вести, связь с ней пропала. Внезапно она возвращается. На борту только двое выживших, одна из них - рыжая девица с превосходном сохранившимся несмотря на перенесенные перегрузки и лишения макияжем и перманентом (Наура Хайден, экс-фотомодель и автор нашумевшего бестселлера «Как удовлетворить женщину каждый раз и заставлять ее просить еще и еще…», вышедшего в 1992 году)
Эта девица не просто девица, а доктор наук, умница, красавица, ирландка (ее весь фильм, нарочно коверкая имя, называют Айриш, хотя она Айрис). У нее амнезия вследствие эмоционального шока, и она единственный шанс для военных и ученых, выяснить, что же случилось с марсианской миссией? Потому что второй выживший… Ну, во-первых он без сознания. Во-вторых, как бы уже не совсем человек…
Так что же случилось там, на негостеприимной Красной планете? Военные и гражданские специалисты пытаются докопаться до правды, вылавливая ее по крупицам из сбивчивого монолога исследовательницы.
Сперва пару слов о составе экипажа. 
Кроме уже упомянутой рыжеволосой доктора наук…
Командир миссии (Джеральд Мор, характерный актер, озвучивший более пятисот радиопостановок и снявшийся не менее чем в сотне сериалов, включая легендарный «Я люблю Люси») - утомительный в своей мужской неотразимости белозубый «полковник, сэр» с бурной биографией, прочертившейся в ухоженных морщинах и тщательно подсвеченной седине…
Остальные два тоже неплохи.
Ответственным за радиосвязь на ракете оказался артист Джек Крушен, уже отметившийся «особыми» отношениями с коренным населением Марса – в «Войне миров» Байрона Хэскина его убили одним из первых. А в «Эббот и Костелло летят на Марс» он уцелел только чудом, поскольку персонаж его выделялся феноменальной безголовостью даже на фоне дуэта центральных героев – а это, согласитесь, дорогого стоит…
А ведущий научный эксперт и конструктор ракеты – сам Лес Тримейн! Он на тот момент тоже успел поучаствовать в «Войне миров» Хэскина. Причем там он возглавлял оборону землян в качестве бравого десантного генерала с усиками как у Кларка Гейбла. Здесь у него принципиально другое амплуа и потому другая растительность на лице. Гримеры снабдили его бородкой в духе всесоюзного старосты Калинина, верным признаком принадлежности к научной интеллигенции. Что ж, ему и она к лицу!
И вот эта замечательная компания совершает посадку на Красной планете… Первым предвестником грядущих испытаний становится отвратительная трехглазая рожа, с любопытством заглядывающая в иллюминатор. 
Доктор наук, увидев ее, издает сдавленный вскрик и падает в обморок (впоследствии, это не то чтобы войдет для нее в привычку, а скорее даже станет доброй традицией).
После такого интригующего пролога, герои незамедлительно раскрывают шлюз и бодрым гуськом углубляются в окрестные оранжевые джунгли, снятые так, повторюсь, что начинают слезиться глаза.
Доктор наук незамедлительно изъявляет желание отделиться от коллектива и заняться сбором образцов. Полковник, с неподражаемой ухмылкой шовинистических 50-х советует девушке держаться у него на глазах, а то мало ли… Доктор наук, звонко смеясь (и наверное, краснея, но «CineMagic» не дает определить точно), отвечает в том смысле, что уже взрослая девочка и разберется сама. Отойдя за ближайшие кусты, девушка незамедлительно обнаруживает некую биологическую конструкцию, будто бы сошедшую с лавкрафтовских иллюстраций, словом нечто такое, от чего хочется бежать со всех ног.
Но, как часто бывает в таких фильмах, персонажи (несмотря на то, что все они имеют научные степени либо обширный жизненный опыт) имеют две скверных и совершенно неистребимых привычки: трогать все руками и не смотреть под ноги…
После того, как смолкают пронзительные вопли доктора наук, а остальные участники экспедиции успешно освобождают ее от щупалец при помощи благоразумно прихваченных на вылазку мачете… Проявляется третья (и столь же неистребимая как первые две) скверная привычка персонажей таких вот фильмов: обязательно тащить добытые образцы незнакомой формы жизни к себе на корабль. Фатальная ошибка…
Доставив образцы в ракету, герои совершают вторую вылазку в слезодавительные оранжевые джунгли.
Удача вновь сопутствует им. Они набредают на очередной интересный образец местной флоры, который имеет вид живописной рощи, составленной из усеянных острыми колючками стволов.
Доктор наук (надо ли говорить, что предыдущий негативный опыт барышню мало чему научил?), ничуть не сомневаясь, срубает при помощи мачете ближайшую же колючку.
Тут же выясняется, что герои имеют дело с представителем местной не флоры, но фауны. 
Тут мы, наконец, переходим к одному из выдающихся достижений Иба Мельхиора на поприще кинорежиссера.
Глазастенький гибрид летучей мыши, помойной крысы, и паука с трехметровыми шипастыми ногами, клыками и обильным слюноотделением… Как же он прекрасен!
…В результате тактического отступления герои открывают обширное марсианское озеро. Оценив его состав (что-то вроде масла, хотя по цвету – ну да, как апельсиновый джем, какое же еще), мечтательно рассуждают, что вот хорошо бы вернуться сюда с надувной лодкой. Жаль, уже пора домой…
Без приключений вернувшись к звездолету, герои занимают места согласно штатному расписанию, пристегиваются и, с некоторой долей облегчения на лицах, запускают обратный отсчет…
Но что такое?... 
Ракета… застряла.
«Нечто вроде силового поля держит нас», драматически играя морщинами, бросает полковник.
Какой же выход из положения находят герои? Вы низачто не догадаетесь! Да я бы и сам не догадался, если честно…
Короче говоря, они берут надувную лодку и возвращаются к этому масляному озеру. Формулировка: надо же посмотреть, что находится За Ним!
Проплыв некоторое расстояние, герои раскрывают рты, воочию наблюдая, что же за этим озером находится… А там какие-то титанические постройки в духе приблизительно позднего модернизма 70-х, удачное футуристическое прозрение авторов картины.
Герои налегают на весла, чтоб поскорей добраться до этой красоты и все потрогать руками (и, возможно, лезвием мачете?), но…
На поверхности масляного озера начинают лопаться пузыри, а затем из недр его появляется ТАКОЕ... Такое!
…Наскоро оплакав потерянного в ходе тактического отступления товарища, герои занимают места в ракете согласно штатному расписанию. В иллюминаторе у них теперь виднеется не оранжевое буйство CineMagic, а внутренности Того-что-Вылезло-из-воды. Ну, потому что оно в данный момент пытается проглотить ракету.
Тут, наконец, в дело вмешиваются марсиане.
Вполне осознав, что никаких Намеков гости с Земли не понимают, они обращаются к ним прямо по внутренней связи звездолета. И на чистейшем английском деликатно намекают: проваливайте отсюда подобру-поздорову, и никогда больше не возвращайтесь, ладно?
Герои так и поступают (доктор наук при звуках английской речи успевает еще напоследок вскрикнуть и отключиться).
На этом, впрочем, кино не заканчивается. Предстоит кульминация. А все почему? Потому что скверная это привычка – без разбору тащить биологические образцы в собственный звездолет…
В заключение хотелось бы добавить, что одним безошибочных способов отличить настоящий талантливый трэш от какой-нибудь скучной второразрядной фантастики - это когда, где-то еще в первой половине фильма (пока не начался «джаз») кто-то из героев листает палп-фикшн с уродливой жабой и красоткой на обложке (или смотрит что-то такое по телеку, или обсуждает с другими героями). И, знаете, эдак снисходительно ухмыляется, мол "и придумают же такую бредаторию…"
Самоирония - настоящему художнику без нее никуда.
Уважаемый Иб Мельхиор об этом знает не понаслышке. Дай Бог ему здоровья! 
martian

«Письмо с Марса», Джанг Ким (2003)

Hwaseongeuro gan sanai (2003)

«Hwaseongeuro gan sanai» ( 화성으로 간 사나이 ) – пронзительная драма режиссера Джанга Кима, вышедшая в 2003 году.
Су Хи, маленькая девочка из глухой южнокорейской деревушки, верила в то, что смертельно больной папа улетел на Красную планету и писала ему письма – на Марс, до востребования. 
На письма эти регулярно приходили ответы. 
Писал их ближайший девочкин друг - безнадежно влюбленный в нее мальчик Сён Джа. 
Прошли годы, выросшая девочка (Хи-сун Ким, «Бишунмо – летящий воин») уехала учиться в столицу. Выросший, но сохранивший по-детски наивное и восторженное восприятие мира мальчик (Син Ха Гюн, «Сочувствие господину Месть», «Сочувствие госпоже Месть») остался в родной деревне и устроился работать на почту. 
Поселку, в котором прошло детство героев, вместе со всеми его памятными местами предназначено погрузиться под воду в виду строительства дамбы, местных жителей расселят. 
Казалось бы, самое время забыть про нелепые детские влюбленности. Тем более, что на мальчика давным-давно положила глаз местная симпатичная аптекарша (So-Hyun Park). А девочке сделал предложение вице-президент компании, в которой она теперь работает - отучившийся в Америке молодой и шикарный Self-made  бизнесмен (Min-Jun Kim). Вроде бы пора уже взрослеть. 
Девушка пытается. А юноша продолжает писать письма - теперь уже бабушке Су Хи, про которую занятая столичным обустройством внучка не очень-то часто вспоминает. Не говоря уж о том, что письма, которые пишет Сён Джа от своего имени, упорно не доходят до адресата.
Но когда потянет все же навестить "малую родину" - не суждено ли будет забытым, таким наивным и детским чувствам вспыхнуть с новой силой? 
Поможет в этом Марс - важная метафора расставания и воссоединения. Место, куда приводят мечты. Самое подходящее место для мечтателей и для тех, кому Земля перестала быть домом.
Красную планету на ночном небе показывает дочке в объективе телескопа смертельно больной папа, обещая что они обязательно встретятся когда-нибудь снова. "Ненаписанные" внучкой письма из Сеула подчеркивают дистанцию между столицей и глубинкой – как «до Марса». Такова дистанция между реальностью и мечтой, между детством и зрелостью. Но тот Марс, что искали герои, в конце концов оказывается совсем рядом, рукой подать. «Все это время он был здесь, в наших сердцах». И почта – туда и оттуда – доходит исправно.
В фильме конечно же присутствует традиционный для южнокорейского кино налет сентиментальности: бегущая от прошлого девица тут роняет в снег золушкину туфельку, стекло сеульских офисов блестит льдом дворца Снежной королевы; романтичный провинциал везет в столицу горшок с чудом распустившимся посреди зимы цветком, а водящие «бмв» топ-менеджеры складывают из салфеток обручальные колечки. Но не повернется язык назвать подобную вещь «слезливой мелодрамой», как не назвать творчество Бротигана или Мураками «любовной лирикой». Это что-то большее. Что-то общечеловеческое, и в то же время по-восточному просветляющее и медитативное. Авторам ни на секунду не изменяет чувства меры и вкуса.
Фильм не выходил в наш широкий прокат, существуют только русские субтитры. Но не смотря на кажущуюся сложность корейского разговорного и разницу культур - никакого языкового, а тем более эмоционального барьера тут не возникает, напротив.
Это общечеловеческая история, история на все времена. Про связь сердец, над которой не властны расстояния, о ком бы ни шла речь - наивный улыбчивый деревенский почтальон и наученная жизнью столичная девушка-менеджер; дочка и папа; бабушка и внучка; старший брат и непутевый младший; семья; влюбленные… Понятные каждому, частные истории про чувства, над которыми не властно время.
martian

"Футурама: В дикие зеленые дали", Питер Аванзино, 2009


Futurama: Into the Wild Green Yonder - четвертый полнометражный мультфильм на основе культового мультсериала "Футурама". Режиссер: Питер Аванзино. Сценарий: Мэтт Грейнинг. С участием приглашенных звезд Фила Хендри, Пенн Джиллетт и Снуп Дога.
Наверное, нет нужды подробно останавливаться на значении этого мультсериала для современной медийной культуры, рассказывать о метатекстовых шутках и популярных мемах про «лунный модуль с блэкджеком», «гипножабу» или «мозговых слизней»; обо всех этих борхесовских садах расходящихся тропок и рассыпанных повсеместно аллюзиях и цитатах, которых во вселенной Футурамы всегда было в избытке. 
Достаточно сказать, что уже само название тут отсылает к "Далекой синей выси" Херцога!
Итак, полюбившиеся нам герои приезжают на Марс, в царство порока, алчности и торжествующей гэмблинг-аддикции - город Марс-Вегас, на который имеет большие планы миллионер мистер Вонг.  
Продажный профессор Фарнсворт должен составить для него экспертное заключение, суть которого: план марсианской застройки Вонга не несет вреда экологии Красной планеты. 
Но тут-то как раз мнения у друзей расходятся.
Лила находит нового молчаливого друга в лице отвратительной марсианской пиявки (стараниями Вонга - последней из своего вида) и примыкает к партии эко-феминисток, устраивающих дерзкие вылазки на розовом хиппи-басе. 
Фрай в результате несчастного случая начинает читать чужие мысли и вербуется в старинный орден парней-в-шляпах-из-фольги, притворяющихся бездомными психами.
Тем временем титанический проект Вонга насчет нового Марс-Вегаса трансформируется в проект по возведению поля для мини-гольфа поистине галактического масштаба, нашедший поддержку в самых властных кабинетах – даже у Говорящей Головы Никсона. Шокирующая правда заключается в том, что согласно плану застройки некоторое количество звезд вполне допустимо превратить в черные дыры. 
Камнем преткновения становится предназначенный Вонгом под снос фиолетовый карлик, на одной из планет которого имеется жизнь во всем ее многообразии. 
На фоне этих впечатляющих событий робот Бендер переживает личную драму – очаровательный циник и мизантроп рискует сильнее обычного, пытаясь увести девушку босса марс-вегасской робомафии.
Сперва Мэтт Грейнинг и Дэвид Коэн придумали «Симпсонов» - как в свое время пушкинский «Онегин», ставшую поистине энциклопедией современной жизни, позволившую авторам высказываться по самым животрепещущим вопросам эпохи и научившую хипстеров во всем мире обрывать на полуслове любую интеллектуальную дискуссию бронебойным «ага, про это уже было в Симпсонах…» Но этого им показалось мало – они сделали «Футуруму», придавшую этой культурологической мантре полновесную законченность: «…А если не в Симпсонах – то в «Футуруаме».
Ярчайший пример обратной связи и влияния искусства на реальность в этом смысле показала история с той самой Гипножабой, вдохновившей отечественного художника Егора Жгуна на образ Зойча – одного из вариантов талисмана грядущих Олимпийских игр в Сочи, с восторгом встреченного интернет-общественностью. Самое крутое в этой истории, что Зойч в итоге появился и в самом сериале.
martian

"Красная фракция: Происхождение", Майкл Нанкин (2011)

«Red Faction: Origins» - "пилотная" серия научно-фантастического сериала по мотивам одноименной франшизы компьютерных игр, снятая в 2011 году режиссером Майклом Нанкином («FlashForward», «Звездный крейсер «Галактика», «С.S.I.») 
Игра-первоисточник «Red Faction» - шутер от первого лица, выпущенный "Volition, Inc." и "THQ", повествующий о восстании марсианских горняков и известный своим «полностью разрушаемым окружением» (Destructible environment) -  т.е. там можно делать проломы в стенах, рыть бесконечные туннели и рушить просто-напросто все, что под руку попадется.
Действие фильма происходит спустя 25 лет после революции, описанной в играх. Конец 21-го века, Марс избавился от протектората Сил Обороны Земли и находится в состоянии вялотекущей гражданской войны. Терраформирование продолжается - дышать местным воздухом уже можно, но до яблонь и всеобщего процветания, мягко говоря, далековато. На границах действия Терраформеров обретаются загадочные и разрушительные Аномалии. Марсианская цивилизация представляет из себя разрозненные, припорошенные снегом городки-рудники с красноречивыми названиями вроде Хайнлайн или Азимов, населенные преимущественно мрачными военными и небритыми работягами в свитерах и треухах.  
Главный герой - молодой офицер безопасности из поселка Эос (Брайан Смит, "Хранилище 13", "Закон и порядок"), находящегося под властью той самой революционной "Красной фракции", отправляется на поиски своей сестры (Тэмзин Мерчант), с которой разлучен был еще в детстве. Мать его тогда же погибла от рук зловещего человека в белой маске (Тэмер Хассан, "Слоеный пирог", "Фабрика футбола"). Отец (Роберт Патрик, "Терминатор-2", "The X-files», «LOST») герой войны и живая «икона» Красной фракции, занят в основном тем, что заливает тоску по жене с дочкой спиртным и дерется в барах. 
Параллельно молодой человек занят частным расследованием обстоятельств хищения «землянских» технологий из остова дредноута "Гидра", подбитого еще в ходе революции, двадцать пять лет проболтавшегося на орбите, а недавно рухнувшего на ничейную землю возле картера Брэдбери, оспариваемого «Красной фракцией» и фракцией «мародеров», у которых менталитет совсем средневековый, а управляет ими эффектная блондинка-Матриарх (Кейт Вернон). В деле замешаны неизвестные военные в белой униформе и масках, то есть одетые точь-в-точь, как и похитители сестры - тогда, двенадцать лет назад.
Помогают герою в расследовании случайная напарница – назойливая и жадная до приключений ученая родом с Земли, специалист по компьютерному взлому (Даниель Николет), и пара облаченных в живописное тряпье странников-«мародеров», случайно встреченных на пути. Щекастый дяденька с посохом и его рыжий племянник-недоросль, оба весьма искушенные в боевых искусствах. Эти сперва героя и вовсе попытались убить, но потом ничего, вроде как сдружились.
Экранизация культовых компьютерных игр - занятие, как правило, неблагодарное. Если, конечно, речь идет не про короля трэша Уве Болла, редко когда у режиссеров, решившихся поработать на этом поприще, случаются настоящие кинематографические удачи. Полуторачасовую «пилотную» серию "Красной фракции" не называть жанровым прорывом, но хоть в ней и нет цеплявшей на уровне первой же серии интуитивной гениальности, допустим, "Светлячка", зато нет и отпугивавшей с первых кадров дидактической заунывности "Терра Новы". Настроение своего киногеничного первоисточника, изначально задуманного гейм-дизайнерами в духе эдакой интерактивной версии "Вспомнить все", он успешно выдерживает, темпа не теряет. Похмельный но этого не менее героический Роберт Патрик, марсианская пыль на очках-консервах и заношенных телогрейках, таинственные и безумные враги, термоболические ракеты, героический саундтрек, здоровая доля пафоса, рукопашные схватки и гигантские дредноуты! Заявленный сериал, если его когда-нибудь все же решаться запустить, вполне мог бы украсить коллекции самых придирчивых любителей многосерийной ТВ-фантастики.
martian

«Космический дозор. Эпизод 1», Михаэль Хербиг (2004)

«Traumschiff Surprise – Periode 1» - фантастическая комедия от немецкого режиссера, продюсера и сценариста Михаэля «Задиры» Хербига. Еще задолго до выхода картины Хербиг прославился на родине своим пародийным шоу «Bullyparade» (т.е. «Задирапарад», отсюда и прозвище), в которой высмеивались киноштампы и культурные коды от «Стар Трека» до вестернов включительно. Вышедший в 2004 году фильм стал второй по счету киношной квинтэссенцией авторского метода и стиля (первым была картина «Мокасины Маниту» в 2001-м), на главных ролях тут задействованы звезды «парада», а широта пародийного охвата столь же впечатляюща.
Действие начинается в 2004 году, в Неваде, в знаменитой «Зоне 51». Прибывший по срочному вызову генерал выслушивает доклад от представителей силовых ведомств (у всех – немецкие фамилии), рекомендующих срочно вводить по стране режим боеготовности «DEFCON 2» (который, кстати, не вводился со времен Карибского кризиса). Затем генерала ведут в секретные подземелья, показывать захваченного пришельца. Замерев на пороге, военный изрекает: «О, Боже…»
И его можно понять - в барокамере сидит одетый ковбоем вулканец, встречающий генерала манерным «ну чего вылупился-то?»
Далее действие переносится на триста лет вперед, давая нам возможность оценить итоги этого незапланированного первого контакта. 
Земляне достигли небывалых высот технологического развития, колонизировали Марс. Но у этой медали обнаружилась обратная сторона: жаждущие независимости потомки марсианских поселенцев отправили на свою «малую родину» тяжеловооруженную эскадру под руководством Регулятора. Зловещий военачальник одет в багряную хламиду, внешне похож на императора Палпатина, разговаривает с интонациями Йоды, и грозит Земле скорой расправой, если та не капитулирует. 
Юная принцесса Земли (Аня Клинг), привлекательная и незамужняя, но довольно легкомысленная, собирает срочный Совет, в ходе которого выясняется, что никаких сил для обороны от марсиан уже не осталось, и последняя возможность все как-то исправить – это задействовать машину времени (что-то вроде дивана-транслятора из «Понедельника» Стругацких), увы, не успевшую еще толком пройти испытания. Заслать в прошлое предлагают офицеров звездолета «Сюрприз», который уцелел в орбитальной бойне из-за того, что сбился с курса и командуют им идиоты.
Экипаж «Сюрприза», на первый взгляд очень похожий на главных героев «Стар трека» (фаллическая форма их звездолета, впрочем, внушает первые опасения), на деле совершенно не готов к спасению мира. Ребята заняты тем, что беспечно готовятся к участию в женском(!) музыкальном конкурсе в Гонолулу, репетируя совершенно безобразный вокализ про мыло душистое, полотенце пушистое, потирание спинки и того что пониже нее. Телепорты на корабле не работают, поэтому до Королевского совета капитану Корку (Кристиан Трамиц), мистеру Спуку (режиссер собственной персоной) и технику Шротти (Рик Каваниан) приходится добираться на космическом такси, на удачу прорываясь сквозь марсианскую блокаду. Но зато с таксистом, как и в свое время героям «Пятого элемента», повезло – с Тилем Швайгером, небось, не пропадешь!
Дальше уже начинается полный кавардак, машина времени приводится в действие в самых экстремальных условиях. В итоге в экипаж дивана-транслятора, кроме двух звездолетчиков-геев, попадают два «зайца» - таксист и принцесса. А по их следу в прошлое отправляется доверенное лицо и ученик марсианского Регулятора (в последствии, конечно выясняется, что еще и сын), убедительный антагонист, сочетающий в образе черты и Дарта Вейдера, и Дарта Маула, и вообще всех Дартов современного западного кинематографа (его тоже играет Рик Каваниан).
Спасая Землю и меняя ход истории, героям придется преодолеть поистине астрономические расстояния и года, успев почудить и в средневековье и на Диком Западе, почувствовать себя в шкуре героев лучших приключенческих блокбастеров – от «Назад в будущее» до «Призрачной угрозы», от «Истории рыцаря» до «Людей в черном», от «Матрицы» до «Дня независимости», от «Особого мнения» до «12 обезьян», от «Ровно в полдень» до хербиговских же «Мокасинов Маниту» (прекрасное камео Ская Дюмонта). 
Это надо смотреть, даже если вам не по нраву современная кинофантастика, как жанр, или просто от всего грустно и тошно – смотреть исключительно в целях плодотворной смехотерапии. Количество гэгов и впечатляющих киноцитат не поддается исчислению. Участники всего этого безобразия совершенно очевидно «тащатся» и «прутся» от того, что сами делают (в одном прекрасном эпизоде, например, Тиль Швайгер читает монолог как бы «расколовшегося» в ходе съемки усталого артиста-халтурщика, мол, ребята, ну хватит уже, что за ерунда, а ему никто не верит и приходится снова быть Героем). 
В наши дни само словосочетание «немецкое кино» вызывает у широкого зрителя, в первую очередь, смешки, ухмылки и неизбежную цитату-поговорку «йа, йа, даст ист фантастиш», и создателям фильма это прекрасно известно. Надо отдать им должное: они и не собираются переубеждать широкого зрителя, часто и вдохновенно проходясь по теме взаимоотношения полов, при этом как-то умудряясь удержаться на тонкой грани и не скатиться в пошлость и похабщину. Что просто-таки удивительно для фильма, в котором постоянно шутят про задницы, мячики и кондитеров, и даже альтернативная версия Земли Будущего (за что боролись!) с ее радугой, розовыми небоскребами и мыльными пузырями, выглядит так, как будто над ее проектом поработали разом Элтон Джон, Захария Квинто, Йен Маккелен и вся группа Pet Shop Boys.
martian

«Звездный отряд: Война на Марсе» (ТВ), Дэвид Флорес (2005)

"Crimson Force" - телевизионный фантастический фильм 2005 года от ТВ-режиссера Дэвида Флореса, в котором самое, конечно, фантастическое, это даже не уровень эффектов, драматургии и актерской игры, но как вот такое вообще кому-то пришло в голосу снимать и двигать в прокат в середине нулевых. 
В недалеком будущем, когда земляне с переменным успехом пытаются колонизировать Луну, а гнездо кинематографического порока Лос-Анджелес лежит в руинах после чудовищного землетрясения, траснациональная корпорация «Xychord» отправляет к Марсу пестрый международный экипаж на звездолете с говорящим названием «Venture», т.е. «Авантюра». 
По официальной версии астронавты должны произвести поиск полезных ископаемых, истинная задача экспедиции – разыскать скрытый источник энергии, размещенный где-то в долине Кидония. 
В составе команды: маньячного вида капитан (С. Томас Хауэлл, сыгравший самого запоминающегося маньяка в «Criminal minds», что, учитывая количество имеющихся в этом сериале сезонов и маньяков, безусловная актерская удача и признак настоящего таланта), старпом с богатой биографией и тщательно ухоженной щетиной Джеффа Вингера, русский обжора-компьютерщик, пара девиц – милая блондинка и дерзкая брюнетка; артист Стивен Вильямс (незабываемый мистер X из «X-files») в характерной роли усатого афроамериканца; а также трусливый толстый очкарик и незапоминающийся парень, который гибнет первым. 
С Земли миссию координирует видеописьмами Джефф Фэйи (летчик-ас из 4-6 сезонов «Lost»), солнечными очками и повадками похожий на топ-менеджера корпорации «Амбрелла».
Посадка в долине Кидония оказывается жесткой, в экипаж затесался диверсант-вредитель (посланный правительством!), подозреваются все, Красная планета рискует стать могилой для команды.
Но источник электромагнитного импульса, ставший причиной крушения корабля и являющийся приоритетной целью астронавтов, где-то совсем рядом.
Кое-как уладив разногласия, экипаж облачается в скафандры и направляется навстречу судьбе по небрежно нарисованному в «3Д-максе» каменистому ландшафту. 
Находят величественную пирамиду, а вокруг – обломки разведывательных беспилотников, которые Земля посылала сюда в былые годы.
Блондинка незамедлительно опознает в письменах, покрывающих древние камни, шумерскую клинопись.
В пирамиде обнаруживается атмосфера, как на Земле и радиация в пределах нормы. А еще красочные голограммы, хранилище загадочных светящихся шариков и аборигены самого причудливого вида – от двухметровых закованных в латы юберзольдат в вархаммеровском вкусе до берроузовских татуированных жрецов в хламидах.
«Марсиане…?», с характерной улыбочкой выдает маньяк-капитан, когда на него из коридора выбегает целая толпа полуголых местных берсеркеров с секирами, в звенящей сбруе и в глухих масках, «…Грейт!» В смысле, классно-то как!
И тут с ним сложно не согласиться.
В какой-то момент появляется окруженный мрачной свитой Тони Амендола («Кокаин», «Маска Зорро») с белыми линзами и ногтями выкрашенными черным лаком. Он рассказывает пленным землянам о том, что они произошли от межвидового скрещивания ссыльных марсиан и пещерных женщин.
При этом его самого звать Мардуком, а самоназвание аборигенов для их планеты – Нибиру, что придает всему происходящему на экране безумию какие-то пелевинские интонации. Того и гляди, из-за очередного поворота выйдут копирайтеры в золотых масках и перьевых юбках, катя перед собой шар с упокоенным начальником дискурса внутри.
В другом эпизоде можно наблюдать второй, наряду с шумерской мифологией, возможный источник вдохновения авторов – двое героев обрушиваются, расколотив пару перекрытий, на пару этажей вниз и обнаруживают там оранжерею. «Гидропоника…», восхищенно замечает блондинка, любящая между делом ввернуть что-нибудь про тэтраэдрическую многомерную физику, «…Но размеры впечатляют!»
Вот, да…
Но даже без этих милых фрейдистских шуток, со зрелищной частью тут все в порядке – земляне, попав с корабля на бал, с ходу вмешиваются в сословное противостояние на Нибиру-Марсе, кульминацией в котором должен стать местный народный праздник Сумерон.
Вялотекущий конфликт между жрецами Мардука и мардуковой же украшенной пирсингом очаровательной супругой - представительницей военной аристократии и коварной интриганкой, с легкой руки экипажа «Авантюры» переходит в открытую войну на посохах, бьющих энергетическими разрядами за светящиеся шары «ламакаэш» (главное фантдопущение картины), в бюджетную пиротехнику, неубедительную акробатику и слоу-мо падения под потыренный из WoW саундтрек… И в прочий бестолковый, но задорный экшен, небритым обаятельным старпомом обрисованный в ключевой для жанра формулировке: «Что тут, черт побери, происходит?»
Как я уж говорил, самое фантастическое здесь даже не то, что происходит на экране, а вообще сам факт съемок и выхода подобного фильма в двадцать первом веке. Я хочу сказать, это же не то, что творчество великой студии «Асилум», не какой-нибудь постверховеновский «Звездный десант» с жукоглазами… Это же первосортный ностальгический трэш! Что-то вроде незабвенных «Капитана Пауэра и солдат будущего» или даже четвертого Лепрекона.
Для того чтобы снимать такое в век тридэ и торрентов, надо либо иметь какие-то веские причины вроде налоговой отчетности, как, например, продюсер Тони Кертис из «Марсианского Человека-Краба»… Либо… Либо надо быть неисправимым романтиком.
martian

«Меркано-марсианин», Хуан Антин (2002)

Mercano, el marciano – вышедший в 2002 году анимационный фильм аргентинского мультипликатора Хуана Антина, удачно совмещающий ручную отрисовку с 3Д, исполненный черного юмора и бичующий общество потребления.
Эта история начинается с ограбления магазина и бегства от копов, а заканчивается - страшно даже сказать чем. Немного сюрреализма, немного трэша и очень много социальной сатиры. Графика и сама манера подачи  напоминают то «Южный парк» Трея Паркера и Мэтта Стоуна, то своеобразные мультипликационные опыты гениального режиссера Дэвида Линча, его вышедшую в том же году «Страну тупых».
Меркано – маленький зеленый человечек с Марса, случайно оказавшийся на Земле. Бродит по мрачным улицам Буэнос-Айреса в своих желтом скафандре и прозрачном шлеме,  и никто его не замечает, кроме местных гопников. Он смахивает на огурца с глазками и с кривым ртом-полоской – всеми позабытый и одинокий. Питается какой-то синей слизью, которую разводит в кипятке. Живет, как черепашки-ниндзя - в подземных коллекторах. В интернет, чтобы связаться с далекими марсианскими друзьями, выходит через ворованный ноутбук, несанкционированно подключаясь к проводам.
На далеком Марсе – веселая и беспечная жизнь, развитая цивилизация с рейвами, роботами и летающими блюдцами. Приятели Меркано, и даже его девушка-красотка (зеленая, лысая и с одной грудью) смотрят местные трэш-хорроры про вторжение ужасных людей с Земли, пищат и гогочут, и вовсе не спешат на помощь товарищу.
Меркано попал на Землю из-за того, что на его домашнего любимца прямо с неба упал разведывательный модуль с золотой «вояждеровской» пластинкой. Раздавил в лепешку фиолетовую мерканову «собачку» – что-то среднее между лягушкой, слизнем и автомобильным клаксоном. Марсианин сел в свою тарелку и поехал искать справедливости, в итоге потерпел крушение и превратился в робинзона. 
Скучая по родному Марсу, нарисовал себе в Сети виртуальную реальность, так похожую на далекий дом.
Там и познакомился с Хулианом.
Хулиан был из приличной семьи, толстый очкарик со скобками на зубах и в шапочке с пропеллером. Фанател от «Звездных войн» и «Стар трека», гуглил в Сети все, что связано с Марсом.
Двое нашли друг друга. Но тут вмешался папа Хулиана – один из директоров мегакорпорации, у которой как раз наметился кризис. Долго решали, как от него спастись – сделать ли рекламным лицом 12-летнюю нимфетку или увеличить процент червяков в гамбургерах?
А тут подвернулся этот марсианский инди-игрострой. «Какой у вас план?», спросили инвесторы у зеленого человечка. «Хорошенько повеселиться!».
Пообещав наивному пришельцу вложений на сто миллионов и постройку крейсера, способного вернуть его на Красную планету, коварные дельцы в итоге накачали его шампанским и заперли в секретной лаборатории. "Крионизировали" и залезли в мозг. На основе извлеченных оттуда данных выстроили целый виртуальный парк развлечений – отраду офисного планктона и школоты. Следом запустили проект «Испарялка» - мгновенную доставку любых товаров путем телепортации («Благодаря «испарялке» я стал проводить гораздо больше времени с семьей!») А затем еще и суперкомпьютер, доступный каждому, раздающийся в подарок с хот-догами по цене в один песо и заманивающий все человечество в информационно-технологические сети, позволив папиной корпорации захватить 98% мирового рынка.
Все были довольны, и только толстого мальчика со скобками еще заботила судьба его единственного виртуального друга - инопланетянина, который пропал так же внезапно, как и появился.
Поэтому мальчик надел нарицательную стар-трековскую «красную рубашку», немедленно разъехавшуюся на пузе по шву; взял игрушечный бластер и пошел спасать пришельца.
Это не только очень красочный сатирический памфлет, направленный против глобализма и подчас приобретающий поистине эпические масштабы - например, когда герои уходят от преследования корпоративной охраны в самом сердце «испарялки», забитой товарами массового потребления… Или когда маленький марсианин, освободившись из плена, заходит в свой виртуальный мир и не узнает его - настолько тот успел коммерциализироваться. Или когда главные герои, в компании с троицей отмороженных хакеров-антиглобалистов, пытаются пробраться в самое сердце Тьмы, чтоб поразить его лазерным марсианским лучом, верша киберпанковый бунт против машин и виртуальной реальности!…
Это не только наглядная метафора воинствующего стяжательства, которое так вредит творчеству. 
Это еще и частная история про тоску по дому, ностальгию по Родине - даже если ее пейзажи пустынны, флора скудна, и если ее населяют какие-то зеленые коротышки, похожие на кабачки и патиссоны с глазками. 
А еще это история про то, что очень важно не ошибиться в цвете, перерезая провод, от которого зависит судьба планеты.
martian

"Марсиане, убирайтесь домой!", Дэвид Оделл (1989)



«Martians Go Home» - поставленная в 1989 году режиссером Дэвидом Оделлом, бесшабашная и безбашенная экранизация одноименного романа Фредерика Вильяма Брауна, американского писателя, виртуозного мастера сверхмалой (его микрорассказы поражают предельной лаконичностью и в то же время глубиной, масштабом замысла, напоминая о хемингвеевском «принципе айсберга») малой и крупной формы.
Главный герой (Рэнди Куэйд; «День независимости», «Призраки Гойи») – музыкант, который раньше играл в группе, а теперь пишет саундтреки для телевизионных шоу, в творчестве отдавая предпочтение нелицензированным ремейкам. Попросту говоря: перепирает у классиков.
Работая над двумя очередными заказами (гибрид программы "Давай поженимся?" с женской борьбой в грязи и научно-фантастический трэш про контакт человечества с пушистыми космическими медведиками), он отправляется в удаленный загородный домик, подальше от шума, суеты и прочих отвлекающих факторов. Ополовинив бутылку водки, садится за клавиши верного синтезатора "ямаха", и тут на него снисходит вдохновение.
Жена героя (Маргарет Колин; «Собственность дьявола», «Трое мужчин и младенец», опять же – «День независимости») работает на радио, а для души пишет картины, главными персонажами которых выступают суши и сельдерей.
Решив поделиться с ней результатами своего вдохновенного загородного творчества, герой звонит ей на работу, и в эфир случайно прорывается кусок будущего саундтрека.
На следующее утро в домике героя появляется незнакомец (Бэрри Собель), одетый во все зеленое и с зеленым лицом. Сообщает, что прибыл с Марса, что все про героя знает, даже то, что тот жульничает в пасьянс, и что его коллекцию винтажных пластинок вот прямо вот сейчас пытается вынести квартирный вор (Джон Филбин, «На гребне волны»).
В этот же день начинается повсеместное прибытие марсианских гостей на Землю. Гости шумны и эксцентричны. Модель их социального поведения совмещает повадки комиков-стендаперов (которыми, собственно, и являются все занятые на ролях марсиан артисты) с озабоченностью пубертатных подростков и характерными ухватками профессионального свадебного тамады.
Марсиане внезапно телепортируются в самых неожиданных местах - хоть в телестудии, хоть в частной спальне - устраивают сумятицу, кавардак и стендап-камеди, и так же внезапно пропадают.
Они читают мысли. Они обличают, у них природная склонность к скандалам, интригам и расследованиям. И, конечно же, к срыванию всяческих покровов.
С тех пор, как они появились на Земле, все тут пошло наперекосяк. Никаких тайных дум, никакого обмана и уловок, никакого, в конце концов, уединения!
У главного героя, которому посчастливилось стать первым контактером, у первого же среди землян исчерпывается лимит терпения и отказывают нервы. Догадываясь, что инопланетное "вторжение" как-то связано с написанной им мелодией, он решает положить конец всему этому безумию. С верной «ямахой» через плечо отправляется в Вашингтон, в Белый Дом, к американскому президенту (Ронни Кокс; «Вспомнить все», «Правосудие Декстера»), который как раз записывает официальное обращение к своей и к марсианской нациям.
Логично, что попадает герой, в итоге, не в спасители отчизны, а в дурдом. Лечением его занят ортопед (психиатров, в виду того, что творится на Земле, на всех уже не хватает), а в анамнезе у него характерная формулировка: "резкая форма отторжения - пациент отказывается видеть инопланетян, не желая признавать их существования".
Пребывание в загородном дурдоме, долгожданное уединение и свежий воздух побуждают героя не только к написанию первого настоящего хита (без всяких ремейков и цитатной полемики с классиками), но и к тому, чтобы составить эффективный план по изгнанию с Земли всех этих зеленых комиков. Но самое главное: он решает покончить, наконец, с доходной халтурой, вернувшись к своей настоящей мечте – к настоящей музыке!
Как те зеленые марсианские комедианты, валяя дурака и притворяясь слегка чокнутым, этот фильм в сущности в которой раз напоминает зрителю о том, что Музыка - универсальный язык общения. Связывая непохожие характеры и психотипы, она в то же время таит в себе некую непостижимую тайну и возвышенную магию. И куда без музыки всей нашей цивилизации? И куда без нее нам всем? «Всем уговорам твержу я в ответ: нас не разлучат, нет!»
К тому же, в этой замечательной кинокартине убедительно доказывается то, что я давно уже подозревал, только не знал, как сформулировать: что все эти стендаперы с их шуточками и ужимками - родом не с нашей планеты, а откуда-нибудь… ну, вот с Марса, да.
martian

"Мой любимый марсианин", Дональд Питри (1999)



"My Favorite Martian", фантастическая комедия 1999 года от заслуженного режиссера-комедиографа Дональда Питри ("Как отделаться от парня за 10 дней", "Мисс Конгениальность"), вольная интерпретация одноименного ситкома 60-х годов, авторства Джона Л. Грина.
Влюбленный в стервозную корреспондентку и, по совместительству, дочь босса (Элизабет Херли) незадачливый редактор теленовостей (Джефф Дениелс), в ходе освещения запуска шаттла "Атлантис" с прахом гитариста «Grateful Dead» Джерри Гарсия на борту, отпускает в адрес своей зазнобы вдохновенный комплимент, который та незамедлительно выдает в эфир.
Сделав такую фатальную ошибку и лишившись работы, телевизионщик вскоре получает второй шанс - в лице забравшегося в багажник его машины марсианина, что совершил чуть ранее вынужденную посадку в окрестностях Санта-Барбары.
У марсианина (в "земном" варианте его камуфляжа) - характерное лицо и ужимки артиста Кристофера Ллойда, известного по культовым ролям Дока из культовой серии "Назад в будущее" и дядюшки Фестера из не менее культовой "Семейки Аддамсов". Еще у него есть серебристый комбинезон по имени Зут - говорливый, проворный и излишне самостоятельный. Еще у него есть специальная камуфляжная жвачка, пожевав которую можно принять облик аборигена той планеты, что стала местом десантирования. "Никогда не жуй Винокс-7!", предупреждает краснокожий марсианин, трехглазый и четверорукий, прикрывшись личиной Кристофера Ллойда с серебристыми рожками-антеннами. И, забегая вперед: ведь не соврал, старый черт!
Телевизионщик надеется, что пришел его звездный час, и всерьез собирается вернуть себе имя и репутацию, сняв на скрытую камеру Репортаж Века, реалити-шоу "Марсианская Хроника" со своим новым приятелем в главной роли. Попутно знакомит его с культурой и бытом городка Санта-Барбара. Городка пальм, рубах-гаваек и пляжного волейбола, так глубоко укорененного в контексте отечественной медийной истории, само название которого отзывается в сердце ностальгическими и радостными нотками, как бы добавляя очков главному мессиджу авторов фильма: все мы братья,  все мы друзья, и совершенно не важно - у кого сколько глаз. А если у тебя три желудка, это прекрасный повод уместить в них побольше мороженого. Главное знать меру: марсианину, если перебрать, от мороженого напрочь сносит башню, а на следующий день - ужасающее похмелье.
Все идет неплохо, но жизнь вносит свои коррективы.
Как принято в тв-бизнесе, конкуренты не дремлют.
К тому же, на след «Дядюшки Мартина» уже вышли госслужащие, узнаваемые по традиционной широте плеч и полномочий, непроницаемости солнечных очков и траурному тону костюмов.
А еще электронный ускоритель никак не хочет чиниться, хотя в дело уже пущены: и фен для волос, и три резинки, и средство против тараканов.
А на звездолете запускается система самоуничтожения.
Тут следует отметить, что продвинутая марсианская технология, молекулярный компрессор, позволяет произвольно менять размеры транспортных средств, приводя звездолеты и автомобили к масштабу детских игрушек. О этого в кинокартине происходит некоторое количество комических ситуаций и одна совершенно незабываемая и, кажется, не имеющая аналогов, сцена погони, с оберткой от шоколадного батончика "Марс", драматически застилающей лобовое стекло "плимут валианта" 1962-го года.
Это кино относится к совершенно особой, на многих поколениях зрителей испытанной категории голливудской продукции. К ней можно отнести все истории про то, как рядовой американец, зачастую довольно ограниченный - чтоб веселее, по прихоти судьбы встречается с "не мышонком не лягушкой, а неведомой зверушкой", а в итоге находит Смысл, Судьбу (в случае героя - это Дэрил Ханна) и Друга. Причем, в качестве последнего могут выступать, с тем же успехом, что и харизматик Ллойд - персонажи, вовсе лишенные голоса и реплик – какой-нибудь мохнатый поедатель котов Альф, снежный человек, колли или дельфин. В одном фильме в этой роли выступал даже подобранный добросердечными подростками на берегу океана юный моряк в тельняшке, отбившийся от советской атомной субмарины.
Из бесконечного ряда подобных произведений "Марсианина" выгодно выделяет актерский ансамбль - взять хоть "коэновского" артиста Майкла Лернера, на которого приятно посмотреть даже в эпизодах, какими бы дурацкими и короткими они не были. Отдельная радость для поклонников жанра - прибамбасы, трюкачество и фокусы, вроде упомянутой уже Погони (которую невольно хочется писать с прописной), без которых в "сайфае" никуда. А тем более, если это "сайфай" - комедийный, семейный и развлекательный.
martian

«Человек-краб с Марса», Стенли Шефф (1988)


Lobster Man From Mars – вдохновенная апология пятидесятнической фантастики категории В, снятая Стенли Шеффом. Презентованный в 89-м в Сандэнсе ностальгический экскурс для ценителей жанра, вместивший в себя все самое худшее и самое лучшее из той незабываемой кинематографической эпохи, когда слепленные из пластилина и целлофана уродливые монстры гонялись за блондинками без всяких фрейдистских обоснований, армады склеенных из фанеры и фольги летающих блюдец вторгались в Солнечную систему без всяких хокинговских доводов, а зрители, пугаясь, рассыпали попкорн без всякого 3Д. И вообще, все было веселее и наивнее, и на первом месте стояли не эффекты, а история, и любой блокбастер начинался с дуэта пишущей машинки и безумца, а не дуэта фокус-группы и маркетолога.
У крупного голливудского продюсера (Тони Кертис с блуждающей по лицу недоверчивой улыбкой, мол, где это я?) возникают проблемы с налоговой полицией. Для решения вопроса надо очень быстро выбросить на рынок какое-нибудь безусловно провальное кино (сроку на все где-то 6 дней).
Но, как говорится, все познается в сравнении:
Потому что вот Королю Марса докладывают, что назревает кислородный кризис, и до коллапса месяцев восемь. Для решения вопроса монарх привлекает не пользующегося популярностью при дворе из-за своей экстравагантной внешности и неумеренных аппетитов, Ужасного Человека-Лобстера.
Лобстеру, при поддержке гориллы в гермошлеме с антеннами-рожками и серебристых сапогах, а так же пары летающих (один раз – даже под аккомпанемент Вагнера) мохнатых ракообразных с глазками на стебельках, выполняющих функции воздушной разведки, предстоит отправиться на Землю и украсть у соседей по системе весь кислород. В виду особого риска и сугубой важности миссии Человеку-Лобстеру разрешено есть все, что захочется. И этим послаблением, забегая вперед, он с радостью воспользуется. 
Обо всем этом продюсер узнает от застенчивого юноши, пробующего себя в качестве сценариста, режиссера и оператора в одном лице, который только что закончил свою дебютную кинокартину с красноречивым названием «Человек-Лобстер с Марса».
Увидев в таком синопсисе настоящее спасение от всех налоговых неприятностей, продюсер немедленно тащит юношу с его фильмом в просмотровую.
Уже с первых кадров манера подачи выдает в авторе постмодерниста, смело полемизирующего с классиками.
Используя все основные жанровые коды, совмещая традиционные сюжеты «Зло приходит в маленький городок» и «Похищение тел обывателей злобным инопланетным разумом», автор вводит в повествование все новых персонажей, один другого лучше.
Молодая парочка случайно наблюдает приземление НЛО, не подозревая об этом, вывозит Лобстера в город в своем багажнике, идут проявлять фотографии:
- Они черные!
- Наверное, из-за радиации…
- Наверное, ты не снял крышку с объектива.
Вот появляется под задумчивые напевы саксофона нуарный детектив в федоре и с непременной сигаретой в углу рта:
- Иногда бывает предчувствие. Не мысль. Не чувство. Но - Предчувствие…
А вот на хвост Лобстеру пытается сесть представитель властей (которые, конечно, Скрывают), бравый усатый полковник:
- Я не знаю, откуда Оно - из космоса или от русских. Но оно точно в этой пещере. Сержант Шварц, пойдите туда и убейте всех!
В какой-то момент появляется прекрасный Патрик Макни, в роли безумного профессора, который гонит в лаборатории самогонку и, не вдаваясь в детали, сообщает журналисту с телевидения, что единственная форма жизни, которая может жить на Марсе это - гигантские крабы.
Главная героиня потом попробует у него спросить, мол, ну а почему именно крабы-то? А он в ответ делает «покерфейс», и говорит ей, эдак ласково: "дорогуша, пойди сделай-ка нам чайку лучше", старый шовинист.
Но самые лучшие моменты фильма связаны, безусловно, с главным героем – Ужасным Человеком-Лобстером с Марса. Периодически происходящего подается от его лица, при этом все переходит в болотно-зеленые тона, выглядит как в 3Д-шутере, только вместо дробовика в углу экрана покачивается клешня.
Пока Человек-Лобстер наводит на городок панику и безобразничает (устраивает переполох в женской душевой, убивает лазерным лучом Клоуна), герои пытаются придумать все новые способы борьбы с ним – от бывалого рыбака («я 20 лет ловлю этих тварей!») до армейских минометов.
Самым изящным (пусть и не самым эффективным), становится решение заманить Человек-Лобстера на спиритический сеанс, проводимый в древнем поместье на окраине городка. Причем построено оно на месте туземного кладбища, и успело сменить несколько поколений владельцев,  и все плохо кончили, а нынешний владелец - карлик-медиум в тюрбане, у которого служит дворецкий, судя по всему, приходящийся близким родственником Ларчу из «Семьи Аддамс».
«Это лучшее кино, которое я видел в своей жизни», резюмирует продюсер, когда экран темнеет.
Это успех, считает он. Ну, в смысле, провал. Ну, то есть именно то – что надо!
Но, как совершенно справедливо заметил Тютчев, «нам не дано предугадать, как наше слово отзовется». Публика капризна и непредсказуема, вкус ее переменчив. Безумец с пишущей машинкой все-таки первичнее 3Д-эффектов, а наличие фокус-группы и опытного маркетолога вовсе не застраховывает от провала.
И как встарь, кривые глухие окольные тропы ведут из какого-нибудь пропахшего эпоксидкой и суперклеем гаража, половину которого занимает макет Крейсера-Разрушителя, до красного оскаровского ковролина, репортерских блицей и неофициального звания главного визионера эпохи.