Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

martian

«Грозная Красная планета», Иб Мельхиор (1959)

«The Angry Red Planet» (другие названия – «Invasion of Mars» и «Journey to Planet Four») – научно-фантастический фильм Иба Мельхиора, снятый в 1959-м году.
Иб Мельхиор – популярный датско-американский писатель, сценарист и режиссер. Во время войны служил в штатовской контрразведке (написал об этом книгу мемуаров). Он, между прочим, родной сын Лаурица Мельхиора, самого известного вагнеровского героического тенора 20-го столетия (и об отце Иб тоже написал книгу). Сейчас ему 95, но он по-прежнему, как говорится, в теме. Вот к примеру в 2008-м году по его рассказу «Гонщик» сняли блокбастер «Смертельная гонка» с Джейсоном Стэйтемом и Йеном Макшейном. Причем это сиквел экранизации того же рассказа 1975-го года выпуска, и тогда в ней снялись такие артисты как Сильвестр Сталлоне и Дэвид Кэррайдайн!
Необходимо упомянуть, что в 1964-м году Иб Мельхиор вернулся к теме Красной планеты, став сценаристом культовой кинокартины Байрона Хэскина «Робинзон Крузо на Марсе». 
Влияние Мельхиора на современную культуру как сценариста и писателя бесспорно. Причем в его активе не только захватывающая мемуаристика и зрелищная НФ, он даже как-то написал в соавторстве с женой пару книг по дизайну интерьера, можете себе такое представить?
Но если пристально рассматривать творчество Мельхиора как режиссера, тут конечно возникает некоторое недоумение.
Итак, в 1959 году Мельхиору дали 200 тысяч долларов и десять (!) дней, чтоб сделать классный фантастический фильм про Марс. 
При этом фильм стал тестовой площадкой для уникальной техники «CineMagic», прадедушки всех нынешних 3Д-эффектов, была задействована мультипликация – все наиболее сюрреалистические вставки были нарисованы от руки; потом все это склеили с живыми актерами, а сверху залакировали эффектом «соляризации»!
Получилось что-то совершенно гипнотизирующее и вместе с тем совершенно мучительное для глаз. Все это безотчетно напоминает о кинематографических экспериментах Кена Кизи и его "Веселых Проказников" в описании Тома Вульфа. Герои гуськом бродят по нарисованным джунглям, выполненным в разных оттенках оранжевого, это все как будто снято «субъективной камерой» от лица воображаемого  мандарина, при этом здорово перекликается с огненно-рыжей прической главной женской героини.
О сюжете… Ракета «MR-1» ("Mars Rocket 1"), отправленная на Марс с первой исследовательской миссией, уже считается пропавшей без вести, связь с ней пропала. Внезапно она возвращается. На борту только двое выживших, одна из них - рыжая девица с превосходном сохранившимся несмотря на перенесенные перегрузки и лишения макияжем и перманентом (Наура Хайден, экс-фотомодель и автор нашумевшего бестселлера «Как удовлетворить женщину каждый раз и заставлять ее просить еще и еще…», вышедшего в 1992 году)
Эта девица не просто девица, а доктор наук, умница, красавица, ирландка (ее весь фильм, нарочно коверкая имя, называют Айриш, хотя она Айрис). У нее амнезия вследствие эмоционального шока, и она единственный шанс для военных и ученых, выяснить, что же случилось с марсианской миссией? Потому что второй выживший… Ну, во-первых он без сознания. Во-вторых, как бы уже не совсем человек…
Так что же случилось там, на негостеприимной Красной планете? Военные и гражданские специалисты пытаются докопаться до правды, вылавливая ее по крупицам из сбивчивого монолога исследовательницы.
Сперва пару слов о составе экипажа. 
Кроме уже упомянутой рыжеволосой доктора наук…
Командир миссии (Джеральд Мор, характерный актер, озвучивший более пятисот радиопостановок и снявшийся не менее чем в сотне сериалов, включая легендарный «Я люблю Люси») - утомительный в своей мужской неотразимости белозубый «полковник, сэр» с бурной биографией, прочертившейся в ухоженных морщинах и тщательно подсвеченной седине…
Остальные два тоже неплохи.
Ответственным за радиосвязь на ракете оказался артист Джек Крушен, уже отметившийся «особыми» отношениями с коренным населением Марса – в «Войне миров» Байрона Хэскина его убили одним из первых. А в «Эббот и Костелло летят на Марс» он уцелел только чудом, поскольку персонаж его выделялся феноменальной безголовостью даже на фоне дуэта центральных героев – а это, согласитесь, дорогого стоит…
А ведущий научный эксперт и конструктор ракеты – сам Лес Тримейн! Он на тот момент тоже успел поучаствовать в «Войне миров» Хэскина. Причем там он возглавлял оборону землян в качестве бравого десантного генерала с усиками как у Кларка Гейбла. Здесь у него принципиально другое амплуа и потому другая растительность на лице. Гримеры снабдили его бородкой в духе всесоюзного старосты Калинина, верным признаком принадлежности к научной интеллигенции. Что ж, ему и она к лицу!
И вот эта замечательная компания совершает посадку на Красной планете… Первым предвестником грядущих испытаний становится отвратительная трехглазая рожа, с любопытством заглядывающая в иллюминатор. 
Доктор наук, увидев ее, издает сдавленный вскрик и падает в обморок (впоследствии, это не то чтобы войдет для нее в привычку, а скорее даже станет доброй традицией).
После такого интригующего пролога, герои незамедлительно раскрывают шлюз и бодрым гуськом углубляются в окрестные оранжевые джунгли, снятые так, повторюсь, что начинают слезиться глаза.
Доктор наук незамедлительно изъявляет желание отделиться от коллектива и заняться сбором образцов. Полковник, с неподражаемой ухмылкой шовинистических 50-х советует девушке держаться у него на глазах, а то мало ли… Доктор наук, звонко смеясь (и наверное, краснея, но «CineMagic» не дает определить точно), отвечает в том смысле, что уже взрослая девочка и разберется сама. Отойдя за ближайшие кусты, девушка незамедлительно обнаруживает некую биологическую конструкцию, будто бы сошедшую с лавкрафтовских иллюстраций, словом нечто такое, от чего хочется бежать со всех ног.
Но, как часто бывает в таких фильмах, персонажи (несмотря на то, что все они имеют научные степени либо обширный жизненный опыт) имеют две скверных и совершенно неистребимых привычки: трогать все руками и не смотреть под ноги…
После того, как смолкают пронзительные вопли доктора наук, а остальные участники экспедиции успешно освобождают ее от щупалец при помощи благоразумно прихваченных на вылазку мачете… Проявляется третья (и столь же неистребимая как первые две) скверная привычка персонажей таких вот фильмов: обязательно тащить добытые образцы незнакомой формы жизни к себе на корабль. Фатальная ошибка…
Доставив образцы в ракету, герои совершают вторую вылазку в слезодавительные оранжевые джунгли.
Удача вновь сопутствует им. Они набредают на очередной интересный образец местной флоры, который имеет вид живописной рощи, составленной из усеянных острыми колючками стволов.
Доктор наук (надо ли говорить, что предыдущий негативный опыт барышню мало чему научил?), ничуть не сомневаясь, срубает при помощи мачете ближайшую же колючку.
Тут же выясняется, что герои имеют дело с представителем местной не флоры, но фауны. 
Тут мы, наконец, переходим к одному из выдающихся достижений Иба Мельхиора на поприще кинорежиссера.
Глазастенький гибрид летучей мыши, помойной крысы, и паука с трехметровыми шипастыми ногами, клыками и обильным слюноотделением… Как же он прекрасен!
…В результате тактического отступления герои открывают обширное марсианское озеро. Оценив его состав (что-то вроде масла, хотя по цвету – ну да, как апельсиновый джем, какое же еще), мечтательно рассуждают, что вот хорошо бы вернуться сюда с надувной лодкой. Жаль, уже пора домой…
Без приключений вернувшись к звездолету, герои занимают места согласно штатному расписанию, пристегиваются и, с некоторой долей облегчения на лицах, запускают обратный отсчет…
Но что такое?... 
Ракета… застряла.
«Нечто вроде силового поля держит нас», драматически играя морщинами, бросает полковник.
Какой же выход из положения находят герои? Вы низачто не догадаетесь! Да я бы и сам не догадался, если честно…
Короче говоря, они берут надувную лодку и возвращаются к этому масляному озеру. Формулировка: надо же посмотреть, что находится За Ним!
Проплыв некоторое расстояние, герои раскрывают рты, воочию наблюдая, что же за этим озером находится… А там какие-то титанические постройки в духе приблизительно позднего модернизма 70-х, удачное футуристическое прозрение авторов картины.
Герои налегают на весла, чтоб поскорей добраться до этой красоты и все потрогать руками (и, возможно, лезвием мачете?), но…
На поверхности масляного озера начинают лопаться пузыри, а затем из недр его появляется ТАКОЕ... Такое!
…Наскоро оплакав потерянного в ходе тактического отступления товарища, герои занимают места в ракете согласно штатному расписанию. В иллюминаторе у них теперь виднеется не оранжевое буйство CineMagic, а внутренности Того-что-Вылезло-из-воды. Ну, потому что оно в данный момент пытается проглотить ракету.
Тут, наконец, в дело вмешиваются марсиане.
Вполне осознав, что никаких Намеков гости с Земли не понимают, они обращаются к ним прямо по внутренней связи звездолета. И на чистейшем английском деликатно намекают: проваливайте отсюда подобру-поздорову, и никогда больше не возвращайтесь, ладно?
Герои так и поступают (доктор наук при звуках английской речи успевает еще напоследок вскрикнуть и отключиться).
На этом, впрочем, кино не заканчивается. Предстоит кульминация. А все почему? Потому что скверная это привычка – без разбору тащить биологические образцы в собственный звездолет…
В заключение хотелось бы добавить, что одним безошибочных способов отличить настоящий талантливый трэш от какой-нибудь скучной второразрядной фантастики - это когда, где-то еще в первой половине фильма (пока не начался «джаз») кто-то из героев листает палп-фикшн с уродливой жабой и красоткой на обложке (или смотрит что-то такое по телеку, или обсуждает с другими героями). И, знаете, эдак снисходительно ухмыляется, мол "и придумают же такую бредаторию…"
Самоирония - настоящему художнику без нее никуда.
Уважаемый Иб Мельхиор об этом знает не понаслышке. Дай Бог ему здоровья! 
martian

"Футурама: В дикие зеленые дали", Питер Аванзино, 2009


Futurama: Into the Wild Green Yonder - четвертый полнометражный мультфильм на основе культового мультсериала "Футурама". Режиссер: Питер Аванзино. Сценарий: Мэтт Грейнинг. С участием приглашенных звезд Фила Хендри, Пенн Джиллетт и Снуп Дога.
Наверное, нет нужды подробно останавливаться на значении этого мультсериала для современной медийной культуры, рассказывать о метатекстовых шутках и популярных мемах про «лунный модуль с блэкджеком», «гипножабу» или «мозговых слизней»; обо всех этих борхесовских садах расходящихся тропок и рассыпанных повсеместно аллюзиях и цитатах, которых во вселенной Футурамы всегда было в избытке. 
Достаточно сказать, что уже само название тут отсылает к "Далекой синей выси" Херцога!
Итак, полюбившиеся нам герои приезжают на Марс, в царство порока, алчности и торжествующей гэмблинг-аддикции - город Марс-Вегас, на который имеет большие планы миллионер мистер Вонг.  
Продажный профессор Фарнсворт должен составить для него экспертное заключение, суть которого: план марсианской застройки Вонга не несет вреда экологии Красной планеты. 
Но тут-то как раз мнения у друзей расходятся.
Лила находит нового молчаливого друга в лице отвратительной марсианской пиявки (стараниями Вонга - последней из своего вида) и примыкает к партии эко-феминисток, устраивающих дерзкие вылазки на розовом хиппи-басе. 
Фрай в результате несчастного случая начинает читать чужие мысли и вербуется в старинный орден парней-в-шляпах-из-фольги, притворяющихся бездомными психами.
Тем временем титанический проект Вонга насчет нового Марс-Вегаса трансформируется в проект по возведению поля для мини-гольфа поистине галактического масштаба, нашедший поддержку в самых властных кабинетах – даже у Говорящей Головы Никсона. Шокирующая правда заключается в том, что согласно плану застройки некоторое количество звезд вполне допустимо превратить в черные дыры. 
Камнем преткновения становится предназначенный Вонгом под снос фиолетовый карлик, на одной из планет которого имеется жизнь во всем ее многообразии. 
На фоне этих впечатляющих событий робот Бендер переживает личную драму – очаровательный циник и мизантроп рискует сильнее обычного, пытаясь увести девушку босса марс-вегасской робомафии.
Сперва Мэтт Грейнинг и Дэвид Коэн придумали «Симпсонов» - как в свое время пушкинский «Онегин», ставшую поистине энциклопедией современной жизни, позволившую авторам высказываться по самым животрепещущим вопросам эпохи и научившую хипстеров во всем мире обрывать на полуслове любую интеллектуальную дискуссию бронебойным «ага, про это уже было в Симпсонах…» Но этого им показалось мало – они сделали «Футуруму», придавшую этой культурологической мантре полновесную законченность: «…А если не в Симпсонах – то в «Футуруаме».
Ярчайший пример обратной связи и влияния искусства на реальность в этом смысле показала история с той самой Гипножабой, вдохновившей отечественного художника Егора Жгуна на образ Зойча – одного из вариантов талисмана грядущих Олимпийских игр в Сочи, с восторгом встреченного интернет-общественностью. Самое крутое в этой истории, что Зойч в итоге появился и в самом сериале.
martian

"Красная фракция: Происхождение", Майкл Нанкин (2011)

«Red Faction: Origins» - "пилотная" серия научно-фантастического сериала по мотивам одноименной франшизы компьютерных игр, снятая в 2011 году режиссером Майклом Нанкином («FlashForward», «Звездный крейсер «Галактика», «С.S.I.») 
Игра-первоисточник «Red Faction» - шутер от первого лица, выпущенный "Volition, Inc." и "THQ", повествующий о восстании марсианских горняков и известный своим «полностью разрушаемым окружением» (Destructible environment) -  т.е. там можно делать проломы в стенах, рыть бесконечные туннели и рушить просто-напросто все, что под руку попадется.
Действие фильма происходит спустя 25 лет после революции, описанной в играх. Конец 21-го века, Марс избавился от протектората Сил Обороны Земли и находится в состоянии вялотекущей гражданской войны. Терраформирование продолжается - дышать местным воздухом уже можно, но до яблонь и всеобщего процветания, мягко говоря, далековато. На границах действия Терраформеров обретаются загадочные и разрушительные Аномалии. Марсианская цивилизация представляет из себя разрозненные, припорошенные снегом городки-рудники с красноречивыми названиями вроде Хайнлайн или Азимов, населенные преимущественно мрачными военными и небритыми работягами в свитерах и треухах.  
Главный герой - молодой офицер безопасности из поселка Эос (Брайан Смит, "Хранилище 13", "Закон и порядок"), находящегося под властью той самой революционной "Красной фракции", отправляется на поиски своей сестры (Тэмзин Мерчант), с которой разлучен был еще в детстве. Мать его тогда же погибла от рук зловещего человека в белой маске (Тэмер Хассан, "Слоеный пирог", "Фабрика футбола"). Отец (Роберт Патрик, "Терминатор-2", "The X-files», «LOST») герой войны и живая «икона» Красной фракции, занят в основном тем, что заливает тоску по жене с дочкой спиртным и дерется в барах. 
Параллельно молодой человек занят частным расследованием обстоятельств хищения «землянских» технологий из остова дредноута "Гидра", подбитого еще в ходе революции, двадцать пять лет проболтавшегося на орбите, а недавно рухнувшего на ничейную землю возле картера Брэдбери, оспариваемого «Красной фракцией» и фракцией «мародеров», у которых менталитет совсем средневековый, а управляет ими эффектная блондинка-Матриарх (Кейт Вернон). В деле замешаны неизвестные военные в белой униформе и масках, то есть одетые точь-в-точь, как и похитители сестры - тогда, двенадцать лет назад.
Помогают герою в расследовании случайная напарница – назойливая и жадная до приключений ученая родом с Земли, специалист по компьютерному взлому (Даниель Николет), и пара облаченных в живописное тряпье странников-«мародеров», случайно встреченных на пути. Щекастый дяденька с посохом и его рыжий племянник-недоросль, оба весьма искушенные в боевых искусствах. Эти сперва героя и вовсе попытались убить, но потом ничего, вроде как сдружились.
Экранизация культовых компьютерных игр - занятие, как правило, неблагодарное. Если, конечно, речь идет не про короля трэша Уве Болла, редко когда у режиссеров, решившихся поработать на этом поприще, случаются настоящие кинематографические удачи. Полуторачасовую «пилотную» серию "Красной фракции" не называть жанровым прорывом, но хоть в ней и нет цеплявшей на уровне первой же серии интуитивной гениальности, допустим, "Светлячка", зато нет и отпугивавшей с первых кадров дидактической заунывности "Терра Новы". Настроение своего киногеничного первоисточника, изначально задуманного гейм-дизайнерами в духе эдакой интерактивной версии "Вспомнить все", он успешно выдерживает, темпа не теряет. Похмельный но этого не менее героический Роберт Патрик, марсианская пыль на очках-консервах и заношенных телогрейках, таинственные и безумные враги, термоболические ракеты, героический саундтрек, здоровая доля пафоса, рукопашные схватки и гигантские дредноуты! Заявленный сериал, если его когда-нибудь все же решаться запустить, вполне мог бы украсить коллекции самых придирчивых любителей многосерийной ТВ-фантастики.
martian

"Мой любимый марсианин", Дональд Питри (1999)



"My Favorite Martian", фантастическая комедия 1999 года от заслуженного режиссера-комедиографа Дональда Питри ("Как отделаться от парня за 10 дней", "Мисс Конгениальность"), вольная интерпретация одноименного ситкома 60-х годов, авторства Джона Л. Грина.
Влюбленный в стервозную корреспондентку и, по совместительству, дочь босса (Элизабет Херли) незадачливый редактор теленовостей (Джефф Дениелс), в ходе освещения запуска шаттла "Атлантис" с прахом гитариста «Grateful Dead» Джерри Гарсия на борту, отпускает в адрес своей зазнобы вдохновенный комплимент, который та незамедлительно выдает в эфир.
Сделав такую фатальную ошибку и лишившись работы, телевизионщик вскоре получает второй шанс - в лице забравшегося в багажник его машины марсианина, что совершил чуть ранее вынужденную посадку в окрестностях Санта-Барбары.
У марсианина (в "земном" варианте его камуфляжа) - характерное лицо и ужимки артиста Кристофера Ллойда, известного по культовым ролям Дока из культовой серии "Назад в будущее" и дядюшки Фестера из не менее культовой "Семейки Аддамсов". Еще у него есть серебристый комбинезон по имени Зут - говорливый, проворный и излишне самостоятельный. Еще у него есть специальная камуфляжная жвачка, пожевав которую можно принять облик аборигена той планеты, что стала местом десантирования. "Никогда не жуй Винокс-7!", предупреждает краснокожий марсианин, трехглазый и четверорукий, прикрывшись личиной Кристофера Ллойда с серебристыми рожками-антеннами. И, забегая вперед: ведь не соврал, старый черт!
Телевизионщик надеется, что пришел его звездный час, и всерьез собирается вернуть себе имя и репутацию, сняв на скрытую камеру Репортаж Века, реалити-шоу "Марсианская Хроника" со своим новым приятелем в главной роли. Попутно знакомит его с культурой и бытом городка Санта-Барбара. Городка пальм, рубах-гаваек и пляжного волейбола, так глубоко укорененного в контексте отечественной медийной истории, само название которого отзывается в сердце ностальгическими и радостными нотками, как бы добавляя очков главному мессиджу авторов фильма: все мы братья,  все мы друзья, и совершенно не важно - у кого сколько глаз. А если у тебя три желудка, это прекрасный повод уместить в них побольше мороженого. Главное знать меру: марсианину, если перебрать, от мороженого напрочь сносит башню, а на следующий день - ужасающее похмелье.
Все идет неплохо, но жизнь вносит свои коррективы.
Как принято в тв-бизнесе, конкуренты не дремлют.
К тому же, на след «Дядюшки Мартина» уже вышли госслужащие, узнаваемые по традиционной широте плеч и полномочий, непроницаемости солнечных очков и траурному тону костюмов.
А еще электронный ускоритель никак не хочет чиниться, хотя в дело уже пущены: и фен для волос, и три резинки, и средство против тараканов.
А на звездолете запускается система самоуничтожения.
Тут следует отметить, что продвинутая марсианская технология, молекулярный компрессор, позволяет произвольно менять размеры транспортных средств, приводя звездолеты и автомобили к масштабу детских игрушек. О этого в кинокартине происходит некоторое количество комических ситуаций и одна совершенно незабываемая и, кажется, не имеющая аналогов, сцена погони, с оберткой от шоколадного батончика "Марс", драматически застилающей лобовое стекло "плимут валианта" 1962-го года.
Это кино относится к совершенно особой, на многих поколениях зрителей испытанной категории голливудской продукции. К ней можно отнести все истории про то, как рядовой американец, зачастую довольно ограниченный - чтоб веселее, по прихоти судьбы встречается с "не мышонком не лягушкой, а неведомой зверушкой", а в итоге находит Смысл, Судьбу (в случае героя - это Дэрил Ханна) и Друга. Причем, в качестве последнего могут выступать, с тем же успехом, что и харизматик Ллойд - персонажи, вовсе лишенные голоса и реплик – какой-нибудь мохнатый поедатель котов Альф, снежный человек, колли или дельфин. В одном фильме в этой роли выступал даже подобранный добросердечными подростками на берегу океана юный моряк в тельняшке, отбившийся от советской атомной субмарины.
Из бесконечного ряда подобных произведений "Марсианина" выгодно выделяет актерский ансамбль - взять хоть "коэновского" артиста Майкла Лернера, на которого приятно посмотреть даже в эпизодах, какими бы дурацкими и короткими они не были. Отдельная радость для поклонников жанра - прибамбасы, трюкачество и фокусы, вроде упомянутой уже Погони (которую невольно хочется писать с прописной), без которых в "сайфае" никуда. А тем более, если это "сайфай" - комедийный, семейный и развлекательный.
martian

«Человек-краб с Марса», Стенли Шефф (1988)


Lobster Man From Mars – вдохновенная апология пятидесятнической фантастики категории В, снятая Стенли Шеффом. Презентованный в 89-м в Сандэнсе ностальгический экскурс для ценителей жанра, вместивший в себя все самое худшее и самое лучшее из той незабываемой кинематографической эпохи, когда слепленные из пластилина и целлофана уродливые монстры гонялись за блондинками без всяких фрейдистских обоснований, армады склеенных из фанеры и фольги летающих блюдец вторгались в Солнечную систему без всяких хокинговских доводов, а зрители, пугаясь, рассыпали попкорн без всякого 3Д. И вообще, все было веселее и наивнее, и на первом месте стояли не эффекты, а история, и любой блокбастер начинался с дуэта пишущей машинки и безумца, а не дуэта фокус-группы и маркетолога.
У крупного голливудского продюсера (Тони Кертис с блуждающей по лицу недоверчивой улыбкой, мол, где это я?) возникают проблемы с налоговой полицией. Для решения вопроса надо очень быстро выбросить на рынок какое-нибудь безусловно провальное кино (сроку на все где-то 6 дней).
Но, как говорится, все познается в сравнении:
Потому что вот Королю Марса докладывают, что назревает кислородный кризис, и до коллапса месяцев восемь. Для решения вопроса монарх привлекает не пользующегося популярностью при дворе из-за своей экстравагантной внешности и неумеренных аппетитов, Ужасного Человека-Лобстера.
Лобстеру, при поддержке гориллы в гермошлеме с антеннами-рожками и серебристых сапогах, а так же пары летающих (один раз – даже под аккомпанемент Вагнера) мохнатых ракообразных с глазками на стебельках, выполняющих функции воздушной разведки, предстоит отправиться на Землю и украсть у соседей по системе весь кислород. В виду особого риска и сугубой важности миссии Человеку-Лобстеру разрешено есть все, что захочется. И этим послаблением, забегая вперед, он с радостью воспользуется. 
Обо всем этом продюсер узнает от застенчивого юноши, пробующего себя в качестве сценариста, режиссера и оператора в одном лице, который только что закончил свою дебютную кинокартину с красноречивым названием «Человек-Лобстер с Марса».
Увидев в таком синопсисе настоящее спасение от всех налоговых неприятностей, продюсер немедленно тащит юношу с его фильмом в просмотровую.
Уже с первых кадров манера подачи выдает в авторе постмодерниста, смело полемизирующего с классиками.
Используя все основные жанровые коды, совмещая традиционные сюжеты «Зло приходит в маленький городок» и «Похищение тел обывателей злобным инопланетным разумом», автор вводит в повествование все новых персонажей, один другого лучше.
Молодая парочка случайно наблюдает приземление НЛО, не подозревая об этом, вывозит Лобстера в город в своем багажнике, идут проявлять фотографии:
- Они черные!
- Наверное, из-за радиации…
- Наверное, ты не снял крышку с объектива.
Вот появляется под задумчивые напевы саксофона нуарный детектив в федоре и с непременной сигаретой в углу рта:
- Иногда бывает предчувствие. Не мысль. Не чувство. Но - Предчувствие…
А вот на хвост Лобстеру пытается сесть представитель властей (которые, конечно, Скрывают), бравый усатый полковник:
- Я не знаю, откуда Оно - из космоса или от русских. Но оно точно в этой пещере. Сержант Шварц, пойдите туда и убейте всех!
В какой-то момент появляется прекрасный Патрик Макни, в роли безумного профессора, который гонит в лаборатории самогонку и, не вдаваясь в детали, сообщает журналисту с телевидения, что единственная форма жизни, которая может жить на Марсе это - гигантские крабы.
Главная героиня потом попробует у него спросить, мол, ну а почему именно крабы-то? А он в ответ делает «покерфейс», и говорит ей, эдак ласково: "дорогуша, пойди сделай-ка нам чайку лучше", старый шовинист.
Но самые лучшие моменты фильма связаны, безусловно, с главным героем – Ужасным Человеком-Лобстером с Марса. Периодически происходящего подается от его лица, при этом все переходит в болотно-зеленые тона, выглядит как в 3Д-шутере, только вместо дробовика в углу экрана покачивается клешня.
Пока Человек-Лобстер наводит на городок панику и безобразничает (устраивает переполох в женской душевой, убивает лазерным лучом Клоуна), герои пытаются придумать все новые способы борьбы с ним – от бывалого рыбака («я 20 лет ловлю этих тварей!») до армейских минометов.
Самым изящным (пусть и не самым эффективным), становится решение заманить Человек-Лобстера на спиритический сеанс, проводимый в древнем поместье на окраине городка. Причем построено оно на месте туземного кладбища, и успело сменить несколько поколений владельцев,  и все плохо кончили, а нынешний владелец - карлик-медиум в тюрбане, у которого служит дворецкий, судя по всему, приходящийся близким родственником Ларчу из «Семьи Аддамс».
«Это лучшее кино, которое я видел в своей жизни», резюмирует продюсер, когда экран темнеет.
Это успех, считает он. Ну, в смысле, провал. Ну, то есть именно то – что надо!
Но, как совершенно справедливо заметил Тютчев, «нам не дано предугадать, как наше слово отзовется». Публика капризна и непредсказуема, вкус ее переменчив. Безумец с пишущей машинкой все-таки первичнее 3Д-эффектов, а наличие фокус-группы и опытного маркетолога вовсе не застраховывает от провала.
И как встарь, кривые глухие окольные тропы ведут из какого-нибудь пропахшего эпоксидкой и суперклеем гаража, половину которого занимает макет Крейсера-Разрушителя, до красного оскаровского ковролина, репортерских блицей и неофициального звания главного визионера эпохи.
martian

"Марсианская одиссея", Мария Лидон, 2001



Фильм "Stranded" сделан в Испании режиссером и актрисой Марией Лидон (она же - в главной роли). Позднее она снимет такие сложные для комментирования фильмы, как "Москва Zero" и "Yo puta", и совершенно непонятно, если честно, зачем ей это понадобилось. Остальной актерский ансамбль узок и неоднозначен: Мария ди Медейруш ("Криминальное чтиво"), режиссер и музыкант Винсент Галло (всего через год он отожжет в Каннах с фильмом "Бурый кролик", парная работа с актрисой Хлоей Совиньи в одной из сцен которого заставила половину кинокритиков покинуть просмотровый зал с малиновыми щеками и возмущенными возгласами), Жоаким ди Алмейда, снимавшийся во всяких культовых буррито-вестернах вроде "Маски Зорро" и "Десперадо", и еще четыре актера, совершенно неизвестных, широкой публике неизвестных, но с очень запоминающимися лицами.
Актерский состав минимальный, бюджет мизерный, сделано все на пять копеек, но, что называется, с душой!
Завязка оригинальностью не поражает. После двухлетнего путешествия, первая марсианская миссия терпит крушение при попытке посадить модуль на поверхность планеты. Капитан ломает шею, в живых остаются пятеро, сбой компьютера, аппаратура в кашу...
Осиротевшая команда начинает искать пути выхода из ситуации в режиме брейнсторма, делать подсчеты и строить планы. Первым начинает скандалить и кричать "мы все умрем", естественно, Винсент Галло.
Важнейший вопрос, стоящий перед марсианскими робинзонами: где взять энергию. При нынешнем положении ее хватит примерно на год и два месяца, а системы рециркуляции сожрут ее еще быстрее. Спасателям никак не успеть.
Оптимист-геолог (в ходе короткой вылазки с целью похоронить капитана, он еще успевает найти на планете лед) призывает не городить огород, сесть и спокойно подумать.
Ну вот, к примеру как вам - силикатный реактор для получения метана и пара. Нет?
А может, ветряную мельницу сделаем?
Его почти не слушают.
Группа симпатичных, очень интеллегентных людей пытается решить, как дальше обживаться в аду, рассуждая в философском ключе о пределах человеческого самообладания перед угрозой смерти. Происходит тонкий герметический триллер. Это такая классическая история про ученых, про неизменный Научный, рассудочный подход, который применяется даже к самой экстремальной ситуации, что-то в духе "Таинственного острова" Жюля Верна, но, в конечном счете, куда злее и мрачнее.
Умные и относительно спойкойные люди, ставящие во главу угла целесообразность, руководствующихся не какими-то там эмоциями, а разумом, точным арифметическим расчетом, после непродолжительных дебатов приходят к выводу, что двоим надо остаться ждать спасателей (на двоих как раз хватить протянуть), а троим остальным надо выйти из модуля и отправиться на прогулку. И не возвращаться.
Тем более, что вот тут по соседству аэросъемка успела выявить некий любопытный скальный "лабиринт", скрытый туманом, скорее всего, ествественного происхождения, но почему-бы не глянуть. Видеозапись со скафандров будет транслироваться на модуль, запасов кислорода чтоб дойти до точки хватит. А больше и не надо.
Второй пилот (Лидон), принявшая командование после гибели капитана, выбирает самых бесполезных в нынешней ситуации участников: она сама, астробиолог и геолог-оптимист. Инженер (Галло) и медик (медейруш) остаются.
И вот трое, надев скафандры, направляются к этой загадочной долине, а двое, сидя в креслах и глядя на экраны, будут принимать видеозапись, которая должна наполнить хоть каким-то смыслом последние минуты тех, кто уходит. Таким образом сделать их жертву _целесообразной_.
Они идут ко дну ущелья, снимая свое прощальное мокьюментари и зная почти наверняка, что кислорода не хватит до этой туманной полосы и до самого дна не добраться. Идут и рассуждают о том, что запись эту когда нибудь будут смотреть люди. О том, что они будут чувствовать при этом. О том, каково это вообще, сидеть в уютной гостиной, глядя на документальные съемки катастрофы, которая вот-вот произойдет, глядя на людей, которым предстоит погибнуть?
Кислород кончается, а они спускаются ниже и ниже, любуясь крошечной звездой Деймоса, вспоминая луны Барсума и приключения Джона Картера и других героев Эдгара Райса Берроуза, рассуждая о том, что главное, в сущности, произошло. Вот они мерцают - луны Барсума. Вот она - Мечта. Сбылась.
В это время те, кто остался, узнают, что в расчеты и уравнения, по результатам которых команда разъединилась, и большей ее части предстоит умереть от гипоксии в следующие несколько минут, вкралась неточность, которая лишает надежды и оставшихся в спасительном тепле модуля. Им самим осталось от силы часов 12. И не лучше ли вообще прямо вот сейчас сексом заняться, чем устраивать в эти последние оставшиеся часы какую-то бессмысленную суету (это предлагает, конечно же, Галло).
Связь с ушедшими уже оборвалась. Трансляция прекратилась. А они, к тому времени, совершают открытие, о котором даже и не помышляли, вот только ему, судя по всему, предстоит уже очень скоро умереть вместе с первооткрывателями.
И вдруг - безумная надежда на спасение, приходящая уже за границей отчаяния, в предсмертном мраке. Надежда столь внезапная, столь ослепительно яркая, что мнится галлюционацией лишенного кислорода мозга, агонией, бредом.
За научно-техническую составляющую не поручусь, это скорее так называемая "гуманитарная НФ", местами граничащая с психологическим триллером, не "твердый" научпоповский сайфай.
Но что касается психологической достоверности, эффекта вовлечения зрителя, сопричастности происходящему - они здесь просто выдающиеся.
Картина из тех, что смотрятся на одном дыхании, и пробирают до мурашек.
martian

"Красная планета", Энтони Хоффман, 2000



"Red planet", первый и единственный фильм режиссера южноафриканского происхождения Энтони Хоффмана. Снят в 2000 году. При бюджете 80 миллионов $ в прокате собрал 18.
К 2056 году земляне окончательно загадили свою планету до такой степени, что в живых не осталось даже ни одной лягушки и до оканчательного коллапса - лет максимум сто.
Пытаясь найти себе новое жилье на Марсе, приступили к первой стадии терраформинга, бомбардируя Красную планету водорослями при помощи дистанционно управляемых ракет. На двенадцатом году проекта показатели кислорода начинают падать. Чтобы выяснить, что мешает воплощению в жизнь последней надежды человечества на сохранение себя как вида, к Марсу посылают команду из пяти экспертов во главе с коммандером Керри-Энн Мосс (Тринити из франшизы про "Матрицу"). В дороге (а лететь долго, целых пять месяцев) каждый развлекается как может: медик (Теренс Стамп) любит побеседовать о религии и о достижениях человечества (которые лаконично укладывает в два пункта: "греки" и "демократия"), техник (Вэл Килмер) натаскивает переделаннаго под навигатор военного робота, биолог (Том Сайзмор, способный украсить, кажется, любой фильм) гонит в лабе самогонку.
Все идет по плану, но на самой марсианской орбите корабль попадает под гамма-излучение, вызванное вспышкой на солнце. С этого момента все начинает идти наперекосяк и ну никак невозможно удержаться от спойлеров.
Коммандер Керии-Энн Мосс, эвакуировав экипаж, героически остается, чтоб потушить пожар в условиях невесомости и восстановить системы примерно таким способом, каким герои крутых боевиков заводять тачки без ключей. Остальной экипаж приземляется, потеряв при этом склонного к рефлексии медика, и визуально наблюдает полное отсутствие на поверхности Марса ожидаемых водорослей. А чуть позднее и то, что от заранее развернутого автоматического жилого модуля по неизвестной причине остались живописные руины и баки с ракетным топливом.
Эксперты садятся на развалинах и начинают обуждать перспективы терраформинга в ожидании смерти от нехватки кислорода. Когда у одного из участников беседы уже начинаются пердсмертные конвульсии он почти случайно задевает что-то у себя в гермошлеме, убирает щиток и внезапно выясняет, что способен дышать. Тут есть кислород! Жаль до этого не дожил второй пилот. Его успели уронить у глубокое ущелье.
В это время на корабле коммандер Мосс пытается включить зажигание, нажимая на разные цветные кнопки и с помощью разговорчивого искина отправляет в Хьюстон эмоциональные послания (задержка в получении, хотелось бы отметить, 40 минут).
На поверхности Марса уже ночь. Остатки группы разводят костер из оставшихся на руинах цистерн с ракетным топливом. Тут на огонек заходит потерянный при эвакуации бывший боевой робот, которого натаскивал Килмер. Выясняется, что от удара о поверхность планеты у него шарики зашли за ролики и теперь он хочет поиграть с людьми в партизанскую войну.
Наутро чудом уцелевшие герои, еще немного побродив по красивым пейзажам, с любовью снятым в иорданской пустыне, находят марсоход пятидестилетней выдержки и, разобрав его отвертками, налаживают связь. В Хьюстоне мгновенно придумывают им дальнейший план действий: посредством коммандера Мосс приказывают героям отыскать русский космический аппарат, конструктор которого, как с нажимом сообщается, теперь торгует бутербродами в Бруклине (кстати, судя по дальнейшим событиям, это для него вполне заслуженное развитие карьеры)
Вновь бредут герои по фантастически красивому пейзажу, выдержанному в мягких тонах, от густой охры до апельсинового. Причем один еле ковыляет (сломано ребро, постарался робот). Второму (условно говоря, главному и это, конечно Килмер) коммандер только что сообщила в приватном порядке что места в аппарате, к которому они направляются, хватит только для двоих и по этому поводу надо бы что-то придумать. Третий проявляет выраженные признаки социопатии и, кажется, уже готов прикончить приятелей, как чуть ранее поступил со вторым пилотом. И вот они идут и напевают "19th Nervous Breakdown" группы "Роллинг Стоунз".
Тут на них накатывает снежная буря размером со штат Монтана.
В ходе бури взбесившийся робот сокращает команду до двух человек.
Буря стихла, оставшаяся в живых пара Килмер-Сайзмор поднимается на какой-то очередной холм и видит водоросли. "Ладно, щаз не до этого" загадочно машет рукой эксперт-биолог.
Тут действительно становится не до водорослей, потому что из скафандра найденной неподалеку жертвы робота начинают роями вылетать крайне агрессивные светлячки размерам эдак с полладони.
"Наконец-то до меня дошло", замечает эксперт-биолог, "ведь это же нематоды!" Это они, развивает он мысль, сожрали все водоросли. Да и жилой модуль автоматический - тоже их работа (а почему ракетное топливо-то оставили, невольно захотелось спросить, непьющие чтоли?). И хотя на круглых червей роящаяся вокруг героев живность не очень смахивает, эксперту, которого делегировали, доверив ему тем самым свою судьбу, примерно 12 миллиардов человек, как-то хочется верить.
Но светлячки, видимо пораженные этим спорным заявлением, считают иначе. И незамедлительно принимаются делать с биологом то, что сделали уже с водорослями и автоматической базой. Начинают его есть.
В ответ биолог, не растерявшись, поджигает их газовой горелкой, вместе с самим собой и всеми этими водорослевыми полями и кислородом, который они продуцируют. Короче говоря, тут рвануло так, что даже Кери-Энн Мосс с орбиты увидела.
Ужаснувшись масштабам разрушений, она принимается уговаривать Вэла Килмера, чудом уцелевшего в пожаре, идти дальше по пепелищу, к разработке нынешнего торговца сандвичами из Бруклина. Килмер не хочет идти. Все, баста. Я, говорит, устал.
Кери-Энн настаивает. Она убедительна.
А тем временем на окрестных возвышенностях демонстративно гарцует безумный робот. Как бы намекает.
Наконец, Килмер, убежденный доводами Мосс, решает идти дальше. И сразу же находит советский аппарат.
Запускает его при помощи привычных уже манипуляций с отверткой.
Килмера приветствует появившийся на дисплее забавный анимированный медвежонок. Несомненная удача нынешнего бутербродного продавца.
Там есть две кнопки, по-английски наставляет Мосс с орбиты, "on" и "off".
Килмер говорит: вижу, ага. В кадре появляются две кнопки, красная и зеленая, с надписями по-русски "аннулировать" и "проба", причем второе слово - веерх ногами.
"Тревога, недостаток энергии!", сообщает анимированный мишка с дисплея и мордочка его грустнеет.
Дальше в течении немыслимо долгих минут идет то, что сценаристы западные называют "dark moment": "ненавижу эту планету...", "жаль я тебя не поцеловал...", "мне тоже жаль...", И... обрыв связи, конечно.
Робот, устав гарцевать, являя последнему уцелевшему человечишке свою лихость, наконец решается напасть.
И тотчас Килмер вспоминает, что еще из уже перечисленного и отметенного в ходе "dark moment", можно использовать в качестве источника энергии, недостающей отечественной разработке.
Ну, конечно же, ту батарейку, что у робота внутри.
"Напади же на меня", страстно просит Килмер у робота.
Робот легко соглашается. Выставив манипуляторы, принимает боевую стойку в духе ностальгических приставочных файтингов и гонконгских боевиков.
Килмер ловко замыкает два оголенных провода, и робота накрывает выстреливающим из многострадального советского аппарата парашютом.
Килмер, не мешкая, поджигает его, однако успевает перед этим ловко вытащить из обезумевшей железки важную батарейку, а робот еще до кучи зафигачивает в себя (согласно включившемуся протоколу самоуничтожения) свой же собственный разведывательный дрон.
Грохнуло эффектно, но по сравнению с тем, что учудил покойный биолог - это так, цветочки.
Килмеру вновь - хоть бы что. Только разрумянился от волнения, что в сочетании с квадратной прической в стиле культовых русских героев американского кино Ивана Драго и Ивана Данко, придает ему дурной и молодцеватый вид. Ну тоесть, если еще и не Иван, то уж дурак определенно.
Показав планете Марс интернациональный жест "фингер", Килмер стартует навстречу звездам и Кэри-Энн Мосс под драматическую музыку, по пути теряя части обшивки и во множестве рассыпая искры.
Бесстрашная коммандер выходит встречать его в открытый космос на тросе, чтоб лично поймать загибающегося от нехватки кислорода товарища и втащить с вакуумного морозца в корабль, в тепло, прям вручную, при этом раздраконив половину шлюза, с грохотом и искрами, конечно же, что вообще в широком смысле свойственно для любого действия, совершаемого в этом фильме.
Успешно откачав Килмера, как спасатель Малибу едва не утонувшую блондинку, Мосс с улыбкой встречает первые слова заново родившегося товарища: "О, Боже! Я видел Элвиса!"
В заключение картины коммандер проникновенно говорит за кадром приблизительно следующее:
"Все получилось не так, как мы планировали... Хорошо ли, плохо ли, но задание мы выполнили..."
И глубокомысленно добавляет, вспоминая философскую рефлексию медика в начале фильма:
"Возможно, наука - это не главное. Я точно не знаю. Но главное, короче, что мы победили..."
В этот момент возникает чувство, что устами героини говорят как бы все создатели всех самых ужасных фильмов в жанре научной фантастики, снятых со времен Эда Вуда.