Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Фотоотчет и отзыв об игре с сайта Отдых с детьми osd.ru

Работа марсианской станции
отзыв:
MIA : Как-то у нас "не складывалось" с Марс-Тефо. Несколько раз собирались туда, да всё не получалось. И, не скрою, ехали мы туда с крайним скептицизмом. И начало как-то не...
16  фотографий
кликните (нажмите) на фото для увеличения
Небольшой вводный инструктаж и выдача индивидуальных заданий
Небольшой вводный инструктаж и выдача индивидуальных заданий
Collapse )
03.05.13, MIA
martian

«Грозная Красная планета», Иб Мельхиор (1959)

«The Angry Red Planet» (другие названия – «Invasion of Mars» и «Journey to Planet Four») – научно-фантастический фильм Иба Мельхиора, снятый в 1959-м году.
Иб Мельхиор – популярный датско-американский писатель, сценарист и режиссер. Во время войны служил в штатовской контрразведке (написал об этом книгу мемуаров). Он, между прочим, родной сын Лаурица Мельхиора, самого известного вагнеровского героического тенора 20-го столетия (и об отце Иб тоже написал книгу). Сейчас ему 95, но он по-прежнему, как говорится, в теме. Вот к примеру в 2008-м году по его рассказу «Гонщик» сняли блокбастер «Смертельная гонка» с Джейсоном Стэйтемом и Йеном Макшейном. Причем это сиквел экранизации того же рассказа 1975-го года выпуска, и тогда в ней снялись такие артисты как Сильвестр Сталлоне и Дэвид Кэррайдайн!
Необходимо упомянуть, что в 1964-м году Иб Мельхиор вернулся к теме Красной планеты, став сценаристом культовой кинокартины Байрона Хэскина «Робинзон Крузо на Марсе». 
Влияние Мельхиора на современную культуру как сценариста и писателя бесспорно. Причем в его активе не только захватывающая мемуаристика и зрелищная НФ, он даже как-то написал в соавторстве с женой пару книг по дизайну интерьера, можете себе такое представить?
Но если пристально рассматривать творчество Мельхиора как режиссера, тут конечно возникает некоторое недоумение.
Итак, в 1959 году Мельхиору дали 200 тысяч долларов и десять (!) дней, чтоб сделать классный фантастический фильм про Марс. 
При этом фильм стал тестовой площадкой для уникальной техники «CineMagic», прадедушки всех нынешних 3Д-эффектов, была задействована мультипликация – все наиболее сюрреалистические вставки были нарисованы от руки; потом все это склеили с живыми актерами, а сверху залакировали эффектом «соляризации»!
Получилось что-то совершенно гипнотизирующее и вместе с тем совершенно мучительное для глаз. Все это безотчетно напоминает о кинематографических экспериментах Кена Кизи и его "Веселых Проказников" в описании Тома Вульфа. Герои гуськом бродят по нарисованным джунглям, выполненным в разных оттенках оранжевого, это все как будто снято «субъективной камерой» от лица воображаемого  мандарина, при этом здорово перекликается с огненно-рыжей прической главной женской героини.
О сюжете… Ракета «MR-1» ("Mars Rocket 1"), отправленная на Марс с первой исследовательской миссией, уже считается пропавшей без вести, связь с ней пропала. Внезапно она возвращается. На борту только двое выживших, одна из них - рыжая девица с превосходном сохранившимся несмотря на перенесенные перегрузки и лишения макияжем и перманентом (Наура Хайден, экс-фотомодель и автор нашумевшего бестселлера «Как удовлетворить женщину каждый раз и заставлять ее просить еще и еще…», вышедшего в 1992 году)
Эта девица не просто девица, а доктор наук, умница, красавица, ирландка (ее весь фильм, нарочно коверкая имя, называют Айриш, хотя она Айрис). У нее амнезия вследствие эмоционального шока, и она единственный шанс для военных и ученых, выяснить, что же случилось с марсианской миссией? Потому что второй выживший… Ну, во-первых он без сознания. Во-вторых, как бы уже не совсем человек…
Так что же случилось там, на негостеприимной Красной планете? Военные и гражданские специалисты пытаются докопаться до правды, вылавливая ее по крупицам из сбивчивого монолога исследовательницы.
Сперва пару слов о составе экипажа. 
Кроме уже упомянутой рыжеволосой доктора наук…
Командир миссии (Джеральд Мор, характерный актер, озвучивший более пятисот радиопостановок и снявшийся не менее чем в сотне сериалов, включая легендарный «Я люблю Люси») - утомительный в своей мужской неотразимости белозубый «полковник, сэр» с бурной биографией, прочертившейся в ухоженных морщинах и тщательно подсвеченной седине…
Остальные два тоже неплохи.
Ответственным за радиосвязь на ракете оказался артист Джек Крушен, уже отметившийся «особыми» отношениями с коренным населением Марса – в «Войне миров» Байрона Хэскина его убили одним из первых. А в «Эббот и Костелло летят на Марс» он уцелел только чудом, поскольку персонаж его выделялся феноменальной безголовостью даже на фоне дуэта центральных героев – а это, согласитесь, дорогого стоит…
А ведущий научный эксперт и конструктор ракеты – сам Лес Тримейн! Он на тот момент тоже успел поучаствовать в «Войне миров» Хэскина. Причем там он возглавлял оборону землян в качестве бравого десантного генерала с усиками как у Кларка Гейбла. Здесь у него принципиально другое амплуа и потому другая растительность на лице. Гримеры снабдили его бородкой в духе всесоюзного старосты Калинина, верным признаком принадлежности к научной интеллигенции. Что ж, ему и она к лицу!
И вот эта замечательная компания совершает посадку на Красной планете… Первым предвестником грядущих испытаний становится отвратительная трехглазая рожа, с любопытством заглядывающая в иллюминатор. 
Доктор наук, увидев ее, издает сдавленный вскрик и падает в обморок (впоследствии, это не то чтобы войдет для нее в привычку, а скорее даже станет доброй традицией).
После такого интригующего пролога, герои незамедлительно раскрывают шлюз и бодрым гуськом углубляются в окрестные оранжевые джунгли, снятые так, повторюсь, что начинают слезиться глаза.
Доктор наук незамедлительно изъявляет желание отделиться от коллектива и заняться сбором образцов. Полковник, с неподражаемой ухмылкой шовинистических 50-х советует девушке держаться у него на глазах, а то мало ли… Доктор наук, звонко смеясь (и наверное, краснея, но «CineMagic» не дает определить точно), отвечает в том смысле, что уже взрослая девочка и разберется сама. Отойдя за ближайшие кусты, девушка незамедлительно обнаруживает некую биологическую конструкцию, будто бы сошедшую с лавкрафтовских иллюстраций, словом нечто такое, от чего хочется бежать со всех ног.
Но, как часто бывает в таких фильмах, персонажи (несмотря на то, что все они имеют научные степени либо обширный жизненный опыт) имеют две скверных и совершенно неистребимых привычки: трогать все руками и не смотреть под ноги…
После того, как смолкают пронзительные вопли доктора наук, а остальные участники экспедиции успешно освобождают ее от щупалец при помощи благоразумно прихваченных на вылазку мачете… Проявляется третья (и столь же неистребимая как первые две) скверная привычка персонажей таких вот фильмов: обязательно тащить добытые образцы незнакомой формы жизни к себе на корабль. Фатальная ошибка…
Доставив образцы в ракету, герои совершают вторую вылазку в слезодавительные оранжевые джунгли.
Удача вновь сопутствует им. Они набредают на очередной интересный образец местной флоры, который имеет вид живописной рощи, составленной из усеянных острыми колючками стволов.
Доктор наук (надо ли говорить, что предыдущий негативный опыт барышню мало чему научил?), ничуть не сомневаясь, срубает при помощи мачете ближайшую же колючку.
Тут же выясняется, что герои имеют дело с представителем местной не флоры, но фауны. 
Тут мы, наконец, переходим к одному из выдающихся достижений Иба Мельхиора на поприще кинорежиссера.
Глазастенький гибрид летучей мыши, помойной крысы, и паука с трехметровыми шипастыми ногами, клыками и обильным слюноотделением… Как же он прекрасен!
…В результате тактического отступления герои открывают обширное марсианское озеро. Оценив его состав (что-то вроде масла, хотя по цвету – ну да, как апельсиновый джем, какое же еще), мечтательно рассуждают, что вот хорошо бы вернуться сюда с надувной лодкой. Жаль, уже пора домой…
Без приключений вернувшись к звездолету, герои занимают места согласно штатному расписанию, пристегиваются и, с некоторой долей облегчения на лицах, запускают обратный отсчет…
Но что такое?... 
Ракета… застряла.
«Нечто вроде силового поля держит нас», драматически играя морщинами, бросает полковник.
Какой же выход из положения находят герои? Вы низачто не догадаетесь! Да я бы и сам не догадался, если честно…
Короче говоря, они берут надувную лодку и возвращаются к этому масляному озеру. Формулировка: надо же посмотреть, что находится За Ним!
Проплыв некоторое расстояние, герои раскрывают рты, воочию наблюдая, что же за этим озером находится… А там какие-то титанические постройки в духе приблизительно позднего модернизма 70-х, удачное футуристическое прозрение авторов картины.
Герои налегают на весла, чтоб поскорей добраться до этой красоты и все потрогать руками (и, возможно, лезвием мачете?), но…
На поверхности масляного озера начинают лопаться пузыри, а затем из недр его появляется ТАКОЕ... Такое!
…Наскоро оплакав потерянного в ходе тактического отступления товарища, герои занимают места в ракете согласно штатному расписанию. В иллюминаторе у них теперь виднеется не оранжевое буйство CineMagic, а внутренности Того-что-Вылезло-из-воды. Ну, потому что оно в данный момент пытается проглотить ракету.
Тут, наконец, в дело вмешиваются марсиане.
Вполне осознав, что никаких Намеков гости с Земли не понимают, они обращаются к ним прямо по внутренней связи звездолета. И на чистейшем английском деликатно намекают: проваливайте отсюда подобру-поздорову, и никогда больше не возвращайтесь, ладно?
Герои так и поступают (доктор наук при звуках английской речи успевает еще напоследок вскрикнуть и отключиться).
На этом, впрочем, кино не заканчивается. Предстоит кульминация. А все почему? Потому что скверная это привычка – без разбору тащить биологические образцы в собственный звездолет…
В заключение хотелось бы добавить, что одним безошибочных способов отличить настоящий талантливый трэш от какой-нибудь скучной второразрядной фантастики - это когда, где-то еще в первой половине фильма (пока не начался «джаз») кто-то из героев листает палп-фикшн с уродливой жабой и красоткой на обложке (или смотрит что-то такое по телеку, или обсуждает с другими героями). И, знаете, эдак снисходительно ухмыляется, мол "и придумают же такую бредаторию…"
Самоирония - настоящему художнику без нее никуда.
Уважаемый Иб Мельхиор об этом знает не понаслышке. Дай Бог ему здоровья!